www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

 

ПИФАГОР

 

Древнейшие свидетельства о Пифагоре: а) Ксенофана [21 В 7], б) Гераклита [фр. 16—18 М.], в) Эмпедокла [В 129 DK], г) Иона из Хиоса [36 В 2, В 4] — см. под соответствующими номерами.

1. ГЕРОДОТ, II, 123: Владыками преисподней египтяне считают Деметру и Диониса. А еще египтяне первыми высказали вот какое учение: что душа человека бессмертна и с гибелью тела вселяется [собств. «входит внутрь»] в другое животное, которое всякий раз [в этот самый момент] рождается. Когда же она обойдет всех зем­ных, морских и пернатых животных, то снова вселяется в [как раз] рождающееся тело человека, причем [полный] круговорот она совершает за три тысячи лет. Некоторые

139

эллины — одни раньше, другие позже — высказывали это учение как свое собственное. Имена их я хоть и знаю, но не пишу.

ГЕРОДОТ, II, 81: [Текст Флорентийской семьи: кодексы АВ]: Египтяне носят льняные хитоны. . . а поверх них белые шерстяные одежды. Однако входить в шерстяных одеждах в храмы или хоронить в них покойников не принято: грешно это. В этом они согласуются с так называемыми орфиками и пифагорейцами: посвященному в эти таинства (o]rgia) также грешно быть погребенным в шерстяных одеждах. Об этом, впрочем, существует священное сказание (iJero<v lo>gov). [Текст Римской семьи: кодексы RVS]: . .  Грешно это. Эти [обычаи египтян] согласуются с теми [греческими обрядами], которые называют «орфическими» и «вакхическими», тогда как на самом деле они египетские и пифагорейские: посвященному в эти таинства и т. д.

2. ГЕРОДОТ, IV, 95: [IV, 94: Геты «верят в то, что они не умирают и что погибший отправляется к божеству Залмоксис»]. Но, как я наслышан от эллинов, населяющих побережье Геллеспонта и Понта, Залмоксис этот был [вовсе не богом, а] человеком: он был рабом на Самосе, а именно рабом у Пифагора, Мнесархова сына. Сделавшись в дальнейшем свободным, он нажил богатое состояние и вернулся на родину. Фракийцы живут худо-бедно и придурковаты, а Залмоксис этот знал толк к ионийском образе жизни и отличался более глубоким складом [ума], чем фракийский, так как общался с эллинами, а из эллинов—с далеко не самым захудалым умником [sofisth>v]: Пифагором. [Пользуясь этим], он [по возвращении] соорудил и обставил себе пиршественный покой [по ионийскому образцу], стал принимать в нем знатнейших граждан и, задавая им угощение на славу, поучать, что ни сам он, ни его собутыльники, ни их потомки до бессчетных колен не умрут, но придут в ту страну, где обретут вечную жизнь и все блага. Поступая указанным образом и произнося эти речи, он тем временем сооружал себе подземную комнату. А когда комната была готова, то он исчез из среды фракийцев и, сойдя (kataba>v) вниз, в подземную комнату, жил [в ней] три года; фракийцы же тосковали по нем и скорбно оплакивали его как умершего. На четвертый год он явился фракийцам, и благодаря этому они уверовали в то, чему учил Залмоксис. (96) Вот что он сделал, по словам [греков с Геллеспонта и Понта]. Что касается меня, то я не отказываюсь наотрез верить [рассказам] о нем и о подземной комнате, но и не слишком-то им верю. Думаю, впрочем, что Залмоксис этот жил за много лет до Пифагора.

*ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 41=ГЕРМИПП, фр. 23 Müller: Гермипп рассказы­вает про Пифагора еще одну историю. Приехав в Италию, он соорудил себе комна­тушку под землей и наказал матери записывать на дощечке все происходящее, отмечая при этом время [событий], а затем спускать ему [эти заметки], доколе он не вернется [на землю]. Мать сделала, как он сказал. А Пифагор некоторое время спустя вернулся наверх тощий как скелет, пришел в народное собрание и объявил, что прибыл из Аида, причем зачитал им все, что произошло [за время его отсутствия]. Те были так взволнованы сказанным, что заплакали, зарыдали и уверовали, что Пифагор прямо-таки божественное существо. Дело кончилось тем, что они доверили ему своих жен, чтобы те научились кое-чему из его учений, и их прозвали пифагоричками. Вот что говорит Гермипп.

*С0ФОКЛ, Электра, 62:

Уже не раз видали мудрецов,

Умирающих ложно — на словах: потом, домой

Вернувшись, они снискали больший почет.

140

* Схолии к этому месту = СУДА, под словом h]dh, «уже»: Запершись в подземелье, Пифагор велел своей матери распространять слухи о том, что он умер, а затем явился [народу] и стал рассказывать всякие чудеса о новом рождении [палингенесии] и о том, что в Аиде. Живым он рассказывал об их [умерших] близких, с которыми он, по его словам, встречался в Аиде. Благодаря этому он создал о себе мнение, будто до Троянской войны он был Эталидом, сыном Гермеса, потом Эвфорбом, потом Гермотимом, потом Пирром из Делоса, а потом — после всех [перечисленных выше инкарнаций] – Пифагором. На это, очевидно, и намекает Софокл.

3. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 8 = АРИСТОКСЕН, фр. 15 Wehrli: Аристоксен говорит, что большую часть этических воззрений Пифагор заимствовал у Фемистоклеи, дельфийской [жрицы].

4. ИСОКРАТ. Бусирис, 28: Пифагор из Самоса. . . прибывши в Египет и отав их [египтян] учеником, первым ввел в Элладу философию вообще и в особенности отличился рвением, с которым подвизался в науке о жертвоприношениях и торжественных богослужениях, совершаемых в храмах, полагая, что даже если ему не будет за это никакой награды от богов, то уж у людей-то он за это сподобится величайшей славы. (29) Так оно и вышло: он настолько превзошел остальных славой, что все юноши мечтали быть его учениками, а старшие с большим удовольствием взирали на то, как их дети учатся у него, нежели на то, как они пекутся о семейных делах. И этому нельзя не верить, ибо еще и поныне молчанию притязающих на звание его учеников восхищаются более, нежели [речам] самых прославленных ораторов.

5. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 56 = АЛКИДАМАНТ (Oratores Attici, II, 156 b 6 BaiterSauppe): Алкидамант в «Физическом [диалоге]» сообщает. . . что [Эмпедокл; 31 А 1, 56] учился у Анаксагора, и Пифагора: одному [= Пифагору] он подражал в торжественном величин образа жизни и наружности, а другому [= Анаксагору] — в учении о природе.

АРИСТОТЕЛЬ. Риторика, В 23. 1398 b 9 = АЛКИДАМАНТ, фр. 5 В.—S.: И как Алкидамант [иллюстрирует примерами положение], что все почитают мудрых: так, паросцы почтили Архилоха, хоть он и клеветник. . . италийцы — Пифагора, а жители Лампсака — Анаксагора, хоть он и чужеземец, похоронили и почитают еще и теперь.

6. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 38 = ДЕМОКРИТ, фр. 154 Лурье: «Судя по всему, — говорит Фрасил, — он [Демокрит] был приверженцем пифагорейцев; к тому же он упоминает и самого Пифагора, восхищаясь им в одноименном сочинении [«Пифагор»]. Можно было бы даже подумать, что он все у него заимствовал и самого его слушал, если бы этому не противоречила хронология». Так или иначе, но Главк из Регия, который был современником Демокрита, говорит, что он слушал кого-то из пифагорейцев.

ПОРФИРИИ. Жизнь Пифагора, 3 = ДУРИС, FGrHist 76 F 23: Дурис Самосский во второй книге «[Самосской] летописи» упоминает также его [Пифагора] сына Аримнеста и говорит, что он был учителем Демокрита. Аримнест, вернувшись из изгнания, посвятил в храм Геры бронзовый посвятительный дар, имевший около двух локтей в диаметре, на котором была написана следующая эпиграмма:

Меня посвятил любимый сын Пифагоров Аримнест, открывший много мудреных пропорций.

Сим-гармоник уничтожил этот [посвятительный дар] и, присвоив [одну, начертанную за нем] формулу [?], обнародовал ее как свою собственную. Всего [на посвятительном

141

даре] было записано семь пропорций, но из-за одной, которую похитил Сим, исчезли и остальные, которые были записаны на посвятительном даре.

6 а. ПРОКЛ. Комм. к Евклиду, 65, 11 Friedl. = ЕВДЕМ. История геометрии, фр. 133 W. (начало см. 11 А 11, ср. 86 В 12): Следующим после него [Фалеса], кто предался занятиям геометрией, предание называет Мамерка, брата поэта Стесихора… После них Пифагор преобразовал занятия геометрией в свободную дисциплину, изучая ее высшие основания и рассматривая теоремы in abstracto [собств. «в отвлечении от материи», aju>lwv] и ноэтически. Он же открыл теорию иррациональных и конструкцию космических фигур [=правильных многогранников].

7. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 5. 986 а 29 [=24 А 3]: Время жизни Алкмеона [акмэ?] пришлось на старость Пифагора.

АПОЛЛОНИЙ. Чудесные рассказы, 6=АРИСТОТЕЛЬ. О пифагорейцах, фр. 1 Ross: Следующий после них [Эпименцда, Аристея, Гермотима, Абариса, Ферекида] Пифагор поначалу усердно занимался математикой, и числами, а впоследствии и Ферекидова чудотворства не чурался. Так однажды, когда в [гавань] Метапонта входил корабль, груженный товаром, а случившиеся [на берегу] молились, чтобы корабль вернулся невредимым, [опасаясь] за груз, Пифагор подошел и сказал: «Вот увидите: этот корабль везет покойника». В другой раз в Кавлонии, как говорит Аристотель, <он предвестил белого медведя. Тот же Аристотель> в своей книге о Пифагоре сообщает еще много других [чудесных рассказов о нем] и среди прочего говорит: «Укусившую его в Тиррении смертельно-ядовитую змею он сам убил своим укусом». Пифагорейцам он предсказал восстание, которое действительно произошло, поэтому он и уехал [заранее] в Метапонт, никем не замеченный. Переходя с другими реку Каса, он услышал, как его окликнул глас громкий и сверхчеловеческий: «Привет, Пифагор!» — спутников же его объял ужас. Однажды его видели в Кротоне и Метапонте в один и тот же день и час. Сидя, как-то в театре, говорит Аристотель, он встал и, обнажив собственное бедро, показал его сидящим — оно было золотым.

ЭЛИАН. Пестрая история, II, 26= АРИСТОТЕЛЬ. Там же: Аристотель говорит, что кротонцы звали Пифагора «Аполлоном Гиперборейским».

Там же, IV, 17: Пифагор учил людей, что он рожден от семени, превосходящего человеческую природу. . . . Кротонцу Миллию он напомнил, что тот — фригиец Мидас, сын Гордия [т. е. инкарнация Мидаса], а белый орел подпустил его к себе и дал погладить.

ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 31 = АРИСТОТЕЛЬ. О пифагорейцах, фр. 2 Ross: В книге «О пифагорейской философии» Аристотель сообщает, что пифагорейцы хранили в строжайшей тайне следующее разделение: разумные живые существа подразделяются на [три вида]: бог, человек и существо, подобное Пифагору.

8. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Строматы, I, 62: Пифагор, сын Мнесарха, по словам Гиппобота, был самосцем, по словам Аристоксена в «Жизнеописании Пифагора» [фр. 11 Wehrli], Аристотеля [«О пифагорейцах», фр. 17 Ross] и Феопомпа [FGrHist 115 F 72], — тирренцем, а согласно Неанфу [FGrHist 84 F 29], — сирийцем или уроженцем Тира. Так что, согласно большинству, Пифагор был варварского происхождения.

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 1: Пифагор, сын Мнесарха-дактилиоглифа [=рез­чика гемм], по словам Гермипп [FHG 41, фр. 22], — самосец или, согласно Аристоксену [фр. 11 а Wehrli] — тирренец с одного из островов, которыми овладели афиняне, прогнав тирренцев.

142

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, I, 118=АРИСТОКСЕН, фр. 14 Wehrli: Аристоксен в книге «О Пифагоре и его учениках» говорит, что он [Ферекид, ср. 7 А 1] заболел и был похоронен Пифагором на Делосе.

ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 9=АРИСТОКСЕН, фр. 16 Wehrli: Но, достигнув сорока лет, говорит Аристоксен, и видя, что тирания Поликрата слишком сурова, чтобы свободному человеку к лицу было бы терпеть деспотическое господство, он по этой самой причине уехал в Италию.

Теологумены арифметики, с. 52 De Falco (из «О декаде» АНАТОЛИЯ): Андрокид-пифагореец, автор книги «О [пифагорейских] символах», а также Эвбулид-пифагореец, Аристоксен [фр. 12 Wehrli] Гиппобот и Неанф, сохранившие в своих сочинениях сведения о Пифагоре, утверждали, что его реинкарнации происходили в течение 216 лет. Стало быть, по прошествии стольких лет Пифагор достиг нового рождения (палингенесии) и ожил как бы после первого цикла и возвращения куба шести [63=216] — душеродного и одновременно апокатастатического [=периодически повторяющегося] благодаря сферичности: через равный период времени он возродился снова. Хронологически с этим согласуется тот факт, что он имел душу Эвфорба. В самом деле, как сообщают, почти 514 лет прошло со времени Троянской войны до времен Ксенофана-физика, Анакреонта и Поликрата, равно как [до времен] осады и опустошения Ионии Гарпагом-мидянином, бежав от которого фокейцы основали Массилию. А Пифагор — современник всех этих событий. Сообщают ведь, что когда Камбис захватил Египет, то Пифагор, учившийся там [в то время] у жрецов, оказался в числе пленных и, угнанный в Вавилон, был посвящен в мистерии варваров. Между тем Камбис — современник тирании Поликрата, бежав от которой, Пифагор перебрался в Египет. Стало быть, если [от 514] дважды отнять период [реинкарнаций], т. е. 216X2 лет, то останутся 82 года его жизни.

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 4=ГЕРАКЛИД ПОНТИЙСКИЙ, фр. 89 Wehrli: Вот что рассказывал о себе [Пифагор], по словам Гераклида Понтийского: что-де некогда он был Эталидом и считался сыном Гермеса. Гермес сказал ему, чтобы он выбирал все что угодно, кроме бессмертия. Тогда он попросил, чтобы и при жизни и после смерти он сохранял память о том, что с ним происходило. Так-то в жизни он все отчетливо запомнил, а когда умер, мол, то сохранил ту же самую память. По прошествии времени он вселился [букв, «вошел»] в Эвфорба и был ранен Менелаем. Эвфорб, в свою очередь, рассказывал о том, что некогда он был Эталидом, что получил дар от Гермеса и [описывал] странствия своей души: как она странствовала, во сколько растений и животных вселялась по пути, и что претерпела душа в Аиде, и что терпят [там] прочие души. (5) Когда умер Эвфорб, то душа его перешла в Гермотима, который, также желая привести доказательство [тому], вернулся [?] в Бранхиды и, войдя в храм Аполлона, опознал щит, посвященный [в храм] Менелаем (по словам Гермотима, Менелай посвятил щит Аполлону, плывя назад из Трои); он уже истлел, осталась только облицовка из слоновой кости. Когда умер Гермотим, он стал Пирром, делосским рыбаком, и опять помнил все: как он прежде был Эталидом, потом Эвфорбом, потом Гермотимом, потом Пирром. Когда же умер Пирр, он стал Пифагором и до сих пор помнит обо всем, что сказано выше.

8 а. ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 18 = ДИКЕАРХ, фр. 33 Wehrli: Достигнув Италии, говорит Дикеарх, он прибыл в Кротон. Прибытие человека, много путешествовавшего, необыкновенного и щедро наделенного судьбой природными дарованиями (внешность у него была благородной и величественной; в голосе, манере держаться и

143

во всем прочем — величайшая грация и чинность), [произвело впечатление], и, пользуясь этим, он сумел расположить [к себе] все население Кротона. Сначала он пленил души старейшин из городской управы пространными и прекрасными речами, потом по просьбе [тех же] властей обратился с юношескими наставлениями к молодым, после этого [выступил с назидательной речью] перед детьми, собравшимися на сходку из школ, а потом — перед женщинами: собрание женщин ему тоже устроили. (19) После этих событий слава его возросла и стала огромной, и он приобрел себе многих учеников в лице не только мужчин, но и женщин (имя одной из которых, Теано, стало знаменитым) в самом городе, равно как и в лице царей и властителей из соседней варварской страны. Что он говорил своим ученикам, никто не может сказать наверное, либо молча­ние соблюдалось у них с исключительной строгостью. Однако наибольшую известность среди всех получили следующие положения: во-первых, что душа, по его словам, бессмертна, во-вторых, что она переселяется в другие виды животных, кроме того, [в-третьих], что все, что некогда произошло, через определенные периоды [времени] происходит снова, а нового нет абсолютно ничего, и, [в-четвертых], что все живые [собств. «обладающие душой»] существа следует считать родственными друг другу. Очевидно, первым, кто принес эти учения в Элладу, был Пифагор.

*8 b. ПОРФИРИЙ. Схолии к «Одиссее», I, 1 = Антисфен-сократик, фр. 51 Decleva Caizzi (толкование эпитета Одиссея polu<tropov, «многообразный»): Гомер называет мудрого Одиссея многообразным потому, что тот умел общаться с людьми многоразличным образом. Так и Пифагор, говорят, когда его попросили выступить с речью перед детьми, произнес перед ними речь детскую, перед женщинами — речь, подходящую для женщин, перед правителями — правительственную, и перед эфебами — эфебическую.

9. ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 6: Что касается того, где он учился, то большинство утверждает, что начала так называемых математических наук он усвоил от египтян, халдеев и финикийцев, (так как геометрией с древних времен занимались египтяне, числами и вычислениями — финикийцы, а астрономическими теориями — халдеи), а всему, что относится к культу богов и прочим жизненным правилам, на­учился у магов и у них заимствовал. Первые [= культовые правила], пожалуй, знакомы многим, поскольку они записаны в [исторических] записках, но прочие его обыкновения известны меньше. Известно только, как говорит Евдокс в седьмой книге «Землеописания» [фр. 325 Lass.], что он соблюдал такую [ритуальную] чистоту [= святость, ajgnei>a] и так избегал убийств и убийц, что не только воздерживался от [вкушения] живого, но и никогда не приближался к мясникам и охотникам.

СТРАБОН, XV, 716 (из ОНЕСИКРИТА, FGrHist 134 F 17): Когда же он [Калан] сказал, что и Пифагор учит тому же [аскезе] и велит воздерживаться от [употребления в пищу] живых существ и т. д.

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 20: Жертвоприношения [Пифагор] совершал бескровные, а по словам других, [разрешал приносить в жертву] только петухов, молочных козлят и так называемых «неженок» [=молочных поросят], но ягнят — ни в коем случае. Тем не менее Аристоксен [фр. 29 a Wehrli] утверждает, что он воздерживался только от [мяса] пахотных быков и баранов, а всех остальных животных позволял есть.

АВЛ ГЕЛЛИЙ. Аттические ночи, IV, 11, 1: Распространилось и укоренилось старинное ложное мнение, будто философ Пифагор не употреблял в пищу животных,

144

а также воздерживался от бобов, которые греки называют ku>amov (2). Основываясь на этом мнении, поэт Каллимах писал [фр. 553 Pfeiffer]:

Руки подальше держи от бобов — несваримого яства!

Так повелел Пифагор — так утверждаю и я.

... (4) Однако музыковед Аристоксен [фр. 25 Wehrli], тончайший знаток старинной словесности и ученик философа Аристотеля, говорит в своей книге о Пифагоре, что ни один другой стручковый плод Пифагор не употреблял в пищу чаще, чем бобы, по­скольку эта пища и слегка слабит, и очищает желудок. (5) Привожу собственные слова Аристоксена: «Из стручковых Пифагор всего более одобрял бобы, ибо они действуют смягчающе и слабят: потому-то он питался ими чаще всего». (6) Аристоксен сообщает также, что он питался молочными поросятами и нежными козлятами. (7) Вероятно, он узнал об этом от своего друга, пифагорейца Ксенофила [см. гл. 52], и от каких-нибудь других, более старых [пифагорейцев], которых от века Пифагора отделял не столь большой промежуток времени. . . (12) По словам Аристотеля [О пифагорейцах, фр. 4 Ross], пифагорейцы воздерживались от [вкушения] утробы, сердца, [морской] крапивы и чего-то еще в том же роде, а все остальное ели.

10. ПЛАТОН. Государство, X. 600 а 9: Ну что ж, если не на государственном поприще, то, может быть, хотя бы в частном порядке Гомер, по рассказам, еще при жизни стал верховным наставником в воспитании неких людей, которые горячо любили его за [учительские] беседы и передали следующим поколениям некий гомеров­ский путь жизни, подобно тому, как за это исключительно любили самого Пифагора [его ученики], а последующие [сторонники его учения] еще и поныне именуют свой образ жизни пифагорейским и в чем-то заметно выделяются среди остальных?

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 45: [Пифагор] был в расцвете в шестидесятую олимпиаду [540—537 гг. до н. э.], а союз (su>sthma) его продолжал существовать еще девять или десять поколений, (46) ибо последними из пифагорейцев, которых еще видел Аристоксен [фр. 19 Wehrli], были Ксенофил из Халкидики фракийской [гл. 52] и Фантон из Флиунта, Эхекрат, Диокл и Полимнаст — тоже флиунтцы. Они были слушателями Филолая и Эврита, тарентцев.

11. ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 2, 12: Диодор из Эретрии и Аристоксен-музыковед [фр. 13 Wehrli] говорят, что Пифагор посетил Халдея Зарату [=3ороастра], а тот изложил ему учение, согласно которому есть две изначальные причины вещей: отец и мать, отец — свет, мать — тьма, части света — горячее, сухое, легкое, быстрое; части тьмы — холодное, влажное, тяжелое, медленное; из них, из женского и мужского начала, состоит весь космос.

12. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 14= АРИСТОКСЕН, фр. 24 Wehrli: По словам музыковеда Аристоксена, [Пифагор] первым ввел в Грецию меры и веса.

ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 22= АРИСТОКСЕН, фр. 17 W.: По словам Аристоксена, к нему [Пифагору] приходили [учиться] жители Лукании, Мессапии, Пицена и римляне.

13. ПОРФИРИЙ. Жизнь Пифагора, 4: Другие упоминают сына Пифагора Телавга и дочь Мию от критянки Теано, дочери Пифонакта, третьи — [дочь] Аригноту (от них сохранились пифагорейские сочинения). Тимей [FGrH 566 F 131] сообщает, что дочь Пифагора в девичестве была начальницей [хора] кротонских девиц, в замужестве — женщин. Дом [Пифагора] кротонцы превратили в храм Деметры, а переулок называли «Мусеем» [=Святилищем Муз]. Ср.: ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 15.

145

ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 170: Пифагор так воспитал рожденную в браке дочь (впоследствии выданную за кротонца Менона), что в девичестве она руководила хором, а в замужестве первой подходила к алтарям. Жители Метапонта, хранившие память о Пифагоре и после его смерти, превратили его дом в храм Деметры, а переулок — в «Мусей». ЮСТИН, XX, 4, 17—18 [из Тимея]: Прожив в Кротоне двадцать лет, Пифагор переселился в Метапонт, где и умер. Преклонение перед ним было столь велико, что из дома его сделали храм. Ср.: ЦИЦЕРОН. О пределах добра и зла, V, 2, 1.

Геркуланумский папирус 1788 (Coll. alt. VIII, фр. 4): <Спустившись на Крите в Идейскую пеще>ру ... и <посвященный в> сокровенные <знания> о бо<гах, уехал> в Кротон, <и умер в возрасте д>евяноста <лет, и похоронен в Мета<понте>.

14. ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ, XII, 9, 2 (из Эфора?): Явился у них [=сибари­тов] демагог Телис и своими обвинениями против высшей знати убедил сибаритов отправить в изгнание пятьсот самых богатых граждан, а имущество их конфисковать. (3) Изгнанники прибыли в Кротон и прибегли к алтарям, стоявшим на агоре, с мольбой о защите. Тогда Телис отправил к кротонцам послов с требованием либо выдать изгнанников, либо ждать войны. (4) Собрали народное собрание и вынесли на обсужде­ние вопрос, следует ли выдать просителей сибаритам или отважиться на войну с более сильным противником. Синклит и народ пребывали в нерешительности. Поначалу мнение большинства склонялось к выдаче просителей ввиду угрозы войны. Но после того как философ Пифагор подал совет спасать просителей, мнение их переменилось и они предприняли войну за спасение просителей. (5) Сибариты пошли на них войском в тридцать мириад [300 тыс.], кротонцы выставили против них десять мириад [100 тыс.] под командованием атлета Милона, который благодаря своей огромной телесной силе первым обратил в бегство противников. (6) Рассказывают, что сей муж, будучи шестикратным победителем на Олимпийских играх и обладая отвагой, соответствую­щей его телесной мощи, пошел в бой увенчанный олимпийскими венками и обряженный в наряд Геракла — львиную шкуру с палицей. Виновник победы, он снискал восхищение сограждан. (10, 1) В гневе кротонцы не пожелали брать живьем ни единого пленного и всех, кто во время преследования сдавался, убивали на месте. Поэтому большинство сибаритов было изрублено, а город [Сибарис] они разграбили и сделали его совершенно пустынным. Ср.: ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 260: . . .Одержавших верх над тридцатью мириадами при Тетраэнте.

15. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, II, 46=АРИСТОТЕЛЬ. О поэтах, фр. 7 Ross: Как говорит Аристотель в третьей книге «О поэтике». . . с Пифагором [при жизни сопер­ничали] Килон и Онат [58 А].

16. ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 248: С тем, что заговор случился в отсутствие Пифагора, согласны все; мнения расходятся относительно того, где он тогда был: одни говорят, что Пифагор уехал к Ферекиду Сиросскому, другие — что в Метапонт. Причин заговора называют несколько; одна из них, проистекающая от так называемых килоновцев, состоит в следующем. Кротонец Килон — муж, первенствующий над согражданами родом, славой и богатством, а впрочем, человек злобный, склонный к насилию, смутьян и тиранического нрава, — обнаружил рьяную охоту вступить в пифагорейскую общину и, придя к Пифагору, тогда уже старцу, был отвергнут по указанным выше причинам. (249) После этого он и его друзья начали непримиримую войну против самого Пифагора и его товарищей; причем честолюбие Килона и его приверженцев оказалось столь неистовым и необузданным, что война эта продлилась

146

до времени последних пифагорейцев. По этой причине Пифагор удалился в Метапонт, где, как сообщают, и умер. А так называемые килоновцы продолжали бунтовать против пифагорейцев, выказывая всяческую враждебность. До поры до времени калокагатия пифагорейцев и желание самих [южноиталийских] полисов, чтобы государствен­ными делами управляли пифагорейцы, одерживали верх. Но под конец козни против них достигли таких размеров, что, когда пифагорейцы заседали в доме Милона в Кротоне и обсуждали государственные дела, [килоновцы] подпалили дом и сожгли всех пифагорейцев, кроме двоих: Архиппа и Лисида; эти были самыми молодыми и самыми сильными и каким-то образом прорвались наружу. (250) После этого пифагорейцы сложили с себя [правительственные] полномочия, так как полисы не придали случившемуся никакого значения. Произошло это по двум причинам: из-за попустительства полисов (они не обратили никакого внимания на столь чрезвычайное происше­ствие!) и из-за гибели высшего руководства. Из двух спасшихся [пифагорейцев] — оба были тарентцами — Архипп верпулся в Тарент, а Лисид, негодуя на попустительство [италийцев], уехал в Элладу и жил в Ахайе Пелопоннесской, а потом переселился в Фивы, где пользовался уважением. [Там] его учеником стал Эпаминонд, называвший Лисида отцом. Там он и умер. (251) Остальные пифагорейцы, кроме Архита Тарентского, собрались в Регии и жили там общиной. Со временем, когда образ правления изменился к худшему, они покинули Италию. Самыми значительными из них были флиунтцы Фантон, Эхекрат, Полимнаст и Диокл, а также Ксенофил из Халкидики Фракийской. Хотя школа прекратила существование, они сохраняли изначальные нравы и математические науки до тех пор, пока благородно не ушли из жизни. Так рассказывает Аристоксен [фр. 18 Wehrli]. Никомах во всем согласен с этим, но говорит, что заговор произошел во время отъезда Пифагора и т. д. [ср. 44 А 4а; гл. 46].

ПОРФИРИИ. Жизнь Пифагора, 56=ДИКЕАРХ, фр. 34 Wehrli: Однако Дикеарх и писатели, сообщающие наиболее точные сведения, говорят, что Пифагор при­сутствовал при заговоре.

ПОЛИБИЙ, II, 38, 10: Политические принципы и упомянутая особенность государственного устройства существовали у жителей Ахайи и раньше . . . (39, 1) Во вре­мена, когда в тех областях Италии, которые тогда назывались Великой Грецией, подожгли синедрионы [=дома собраний] пифагорейцев, (2) после чего повсеместно произошли государственные перевороты (что естественно, поскольку первые люди каждого государства были убиты столь неожиданно), (3) расположенные в тех областях греческие полисы преисполнились убийств, междоусобицы и всякого рода смуты. (4) В то время едва ли не со всех концов Эллады были отправлены посольства [в Южную Италию] для умиротворения, но [италийские полисы] доверялись только ахейцам и воспользовались [их посредничеством и советами] для преодоления постигших их бедствий.

 

Сочинения. Учение

 

17. ФИЛОДЕМ. О благочестии, с. 66, 4 b 3 Gomperz: Некоторые говорят, что самому Пифагору не принадлежит ни одно из приписываемых ему сочинений, кроме <тех трех книг [?]>.

ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 199 (из Аристоксена?): Вызывает удивление также строжайшая засекреченность [пифагорейского учения]: в течение стольких поколений никому, очевидно, не попадали в руки никакие записки пифагорейцев

147

вплоть до времени Филолая: он впервые обнародовал те пресловутые три книги, которые, как говорят, Дион Сиракузский по просьбе Платона купил у Филолая за сто мин, когда тот впал в великую и страшную бедность: Филолай сам принадлежал к братству (sugge>neia) пифагорейцев, поэтому получил книги [ср. 44 А 1, § 85; 18, 4].

18. ИОСИФ ФЛАВИЙ. Против Апиона, I, 163; Нет ни одного сочинения, которое признавалось бы принадлежащим ему [Пифагору], но многие описали его жизнь; из них самый замечательный — Гермипп [ср. 11 А 11; 19, 2].

ПЛУТАРХ. О счастье или доблести Александра I, 4. с. 328: Ни Пифагор, ни Сократ, ни Аркесилай, ни Карнеад ничего не написали.

ГАЛЕН. О взглядах Гиппократа и Платона, 459 Мй11ег=ПОСИДОНИЙ, Т 91 EdelsteinKidd: Посидоний говорит, что уже Пифагор [принимал Платоново учение о душе], заключая об этом на основании письменных сообщений некоторых из его учеников, поскольку до нашего времени не сохранилось ни одного сочинения самого Пифагора.

19. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 6: Некоторые говорят, что Пифагор не оставил ни одного сочинения, но они ошибаются. Гераклит-физик [фр. 17] едва ли не кричит [об обратном]: «Пифагор, Мнесархов сын, занимался собиранием сведений больше всех людей на свете и, понадергав себе эти сочинения, выдал за свою собственную мудрость многознайство и мошенничество». Сказал он так потому, что Пифагор в начале своего сочинения «О природе» говорит: «Клянусь воздухом, которым дышу, клянусь водой, которую пью, не извергну я хулы на это учение (логос)». Написал же Пифагор три сочинения: «О воспитании», «О государстве», «О природе». (7) А то, что известно под именем Пифагора, принадлежит пифагорейцу Лисиду из Тарента, который бежал в Фивы и стал наставником Эпаминонда. Гераклид, сын Сарапиона, говорит в «Сокращении Сотиона» [fr. 9, FHG], что еще он написал, [во-первых], «О Вселенной» в гексаметрах, во-вторых — «Священное слово», которое начинается так:

Юноши, свято блюдите в безмолвии все эти речи. . .

в-третьих, «О душе», в-четвертых, «О благочестии», в-пятых, «Гелофалес» (отец Эпихарма Косского), в-шестых, «Кротон» и другие [диалоги]. «Тайное учение», по словам [Гераклида Лембоса], принадлежит [не Пифагору, а] Гиппасу и написано с целью оклеветать Пифагора. Кроме того, Пифагору были приписаны многие сочинения, написанные Астоном Кротонским.

20. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 23: Считается, что он [Парменид] первым открыл тождество Вечерней и Утренней звезды, как говорит Фаворин в пятой книге «Воспо­минаний». Правда, некоторые [считают первооткрывателем] Пифагора, но Каллимах [фр. 442 Pfeiffer] говорит, что поэма ему не принадлежит.

21. Мнения философов, II, 1, 1: Пифагор первый назвал Вселенную «космосом» по порядку (ta>xiv), который ему присущ. Ср. *ПЛАТОН. Горгий, 507 е 6: Мудрецы говорят, Калликл, что и небо и земля, и боги и люди, связаны в одно целое общностью, дружбой, благочинием (kosmio>thv), целомудрием и справедливостью, и именно поэтому друг мой, они называют весь этот видимый мир «космосом» (порядком), а не акосмией (беспорядком) и распущенностью.

*21 а. ГЕРАКЛИД ПОНТИЙСКИЙ, фр. 87 Wehrli у ДИОГЕНА ЛАЭРТИЯ, Проэмий, 12: Как говорит Гераклид Понтийский в сочинении «О бездыханной», Пифа­гор впервые назвал философию (любомудрие) этим именем и себя — философом, раз-

148

говаривая в Сикионе с сикионским или флиунтскнм тираном Леонтом: по его словам, никто не мудр, кроме бога.

ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ, X, 10, 1: Пифагор называл свое учение любомудрием (filosofi>a), а не мудростью (sofi>a). Упрекая семерых мудрецов (как их прозвали до него), он говорил, что никто не мудр, ибо человек по слабости своей природы часто не в силах достичь всего, а тот, кто стремится к нраву и образу жизни мудрого существа может быть подобающе назван любомудром (философом).

*21 b. СТОБЕЙ, II, VII, 3f (II, 49, 8 ел. W.) [из Ария Дидима]: Сократ и Платон так же, как Пифагор, видят высшую нравственную цель (телос) в уподоблении богу. . . На это намекнул Гомер в словах «он шел по следам бога» [«Одиссея», 5, 193], а Пифагор сказал под него: «Следуй богу».

*22. ЦИЦЕРОН. О государстве, III, И, 19: Пифагор и Эмпедокл провозглашают равноправие всех живых существ и заявляют, что тем, кто совершил насилие над жи­вотным, угрожают неумолимые кары. [О естественном праве или божественном законе см. далее: ЭМПЕДОКЛ. «Очищения», фр. В 135—136].

*23. ТИМЕЙ ИЗ ТАВРОМЕНИЯ FGrHist 566 F 77: (а) ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 10: По словам Тимея, Пифагор первый сказал, что у друзей все общее и что дружба — равенство. И ученики его вносили свои состояния в одну общую кассу. В течение пятилетия они безмолвствовали, только слыша речи Пифагора, но не видя его до тех пор, пока не будут испытаны и одобрены.

(b) Схолии к ПЛАТОНУ, Федр 279 (VI, 275 Hermann): Тимей в 5-й книге говорит так: «Когда к нему приходили молодые и изъявляли желание учиться у него, он не сразу соглашался, но говорил, что у его учеников и имущество должно быть общим». Затем, значительно ниже [Тимей] говорит, что благодаря им в Италии впервые появилось изречение «у друзей все общее».

(c) ФОТИЙ. Лексикон, под словом koina< ta< fi>lwn, «у друзей все общее»: Тимей в 9-й книге говорит, что эта пословица впервые вошла в употребление в Великой Элладе в те времена, когда Пифагор убеждал ее жителей владеть всем имуществом сообща [букв. «нераздельно»].

*24. АРИСТОТЕЛЬ, «О философии Архита», фр. 2 Ross (207 Rose3) у ДАМАСКИЯ, О началах, 2. 172 Ruelle: Аристотель сообщает в «Учениях Архита», что [подобно Платону] и Пифагор также называл материю «иное» (a]llo) как нечто текучее и постоянно становящееся иным. [Ср. вероятный ранний рефлекс: ЭПИХАРМ, В 2, 11—12].

*25. ПОРФИРИЙ. Комм, к «Гармонике» Птолемея, с. 30, 1 Düring=Kceнократ, фр. 9 Heinze: Вот что пишет об этом Гераклид в «Введении в музыку»: «Пифагор, как говорит Ксенократ, открыл, что происхождение музыкальных интервалов также неразрывно связано с числом, так как они представляют собой сравнение количества с количеством. Он исследовал, в результате чего возникают консонирующие и диссонирующие интервалы и вообще гармония и дисгармония. [Из свидетельств 4 века о математике Пифагора см. также 58 В 1=14, 6 а (Евдем) и 58 В 2 (Аристоксен). Ср. также свидетельства Каллимаха, 11 А 3 а, ст. 58 сл.=58 В 3 и Гермесианакта: гл. 14а, № 5].

*26. ГЕРАКЛИД ПОНТИЙСКИЙ, фр. 44 Wehrli у Климента Алекс, Строматы, II, 130 (II, 184, 8—10 St.): Пифагор, по сообщению Гераклида Понтийского, учил, что счастье (эвдемония) заключается в знании совершенства чисел.

149

*27. ЯМВЛИХ. О пифагорейской жизни, 89 (из неизвестного доплатоновского источника): Геометрию Пифагор называл «наукой» (iJstori>a). [Свидетельства о теореме Пифагора см. 58 В 19].

*28. Там же, 162 [из «старинных» пифагорейских «записок» (§ 157); примеры «символических» изречений Пифагора, рассчитанных на толкование подобно оракулам Пифии]: Таково

Начало — пол-целого дела

— изречение самого Пифагора. Не только в этом полустишии, но и в других, подобных, божественнейший Пифагор скрывал тлеющие искорки истины для тех, кто сумеет их разжечь; под своим краткословием он прятал, словно сокровище, необозримое и неисчерпаемое по объему богатство умозрения, как, например, в изречении

Числу все вещи подобны,

которое он чаще всего повторял всем [своим ученикам], или в изречении «дружба — равенство», или в слове «космос», или — клянусь Зевсом! — в слове «философия», или в слове «суть» (ejstw>) и * * * или в общеизвестном «тетрактида» [следует пифагорей­ская клятва четверицей: см. 58 В 15 и 58 F 47—48].

*29. Фрагменты неподлинных сочинений см. в кн.: THESLEFF H. The Pythagorean Texts of the Hellenistic Period. Abo, 1965. P. 157—186.