www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

ДИОГЕН ИЗ АПОЛЛОНИИ

 

А. СВИДЕТЕЛЬСТВА О ЖИЗНИ И УЧЕНИИ

 

Жизнь

 

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 57: Диоген, сын Аполлофемида, аполлониец, знаменитый натурфилософ. По словам Антисфена [фр. 15 Jacoby], учился у Анаксимена. Он был современником Анаксагора. Деметрий Фалерский в «Апологии Сократа» [фр. 91 Wehrli] говорит, что он был на волоске от гибели в Афинах по причине большого недоброжелательства к нему.

Воззрения его были таковы: первоэлемент — воздух, космосы бесчисленны и пустота бесконечна. Сгущаясь и разрежаясь, воздух порождает космосы. Ничто не воз­никает из не-сущего и не уничтожается в несущее. Земля кругла, укреплена в центре [космоса]; она образовалась во время вихря, вызванного теплом, и затвердела под дей­ствием холода.

Начало его сочинения гласит [следует фр. В 1].

2. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VI, 81 (источник: Деметрий из Магнезии): Диогенов было пять: первый — натурфилософ из Аполлонии, сочинение которого начинается [следует фр. В 1].

3. СТЕФАН ВИЗАНТИЙСКИЙ, под словом «Аполлония», с. 106, 13: 23-я Апол­лония: Критская, прежнее название Элевтерна, родина Лина. Из нее родом физик Диоген.

ЭЛИАН. Пестрая история, II, 31: [перечень безбожников]. Эвгемер из Мессены, Диоген-фригиец, Гиппон. Ср.: СТЕФАН ВИЗАНТИЙСКИЙ, с. 106, 11: 18-, Апол­лония: Фригийская, прежнее название Маргий.

 

Сочинения

 

4. СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 151, 20: Поскольку, по сообщениям боль­шинства, Диоген из Аполлонии, подобно Анаксимену, полагает первым элементом воздух, а Николай в трактате «О богах» сообщает, что он полагал началом вещество промежуточное между огнем и воздухом. . . следует заметить, что этот Диоген — автор нескольких сочинений, о чем он сам упоминает в «О природе», где говорится, что он полемизировал против физиологов, которых он также называет «софистами» и что он написал «Метеорологию», в которой он, по его словам, рассуждает о первоначале, а также трактат «О природе человека». Во всяком случае, в трактате «О природе» — единственном его сочинении, дошедшем до меня, — он выдвигает предложение дока­зать посредством многих аргументов, что полагаемому им началу в значительной мере присуще сознание (no>hsiv). Ср. фр. В 2—5.

 

Учение

 

ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, V, 43: [Каталог сочинений Теофраста]. Свод учений Дио­гена в 1-й книге.

5. СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», 25, 1: Диоген из Аполлонии, едва ли не самый младший из философов, занимавшихся этими вопросами, по большей части писал эклектически, одно излагая по Анаксагору, другое — по Левкиппу. Природой Вселенной он также полагает бесконечный и вечный воздух; посредством сгущениями разрежения, а также качественного изменения из него возникают формы других вещей. Так сообщает о Диогене Теофраст [фр. 2 «Физических мнений» Diels], и дошедшее до меня сочинение его, озаглавленное «О природе», также недвусмысленно называет воз­дух тем, из чего возникает все остальное. Однако Николай сообщает, что он полагает первоэлементом среднее между огнем и воздухом. Вышеназванные философы полагали, что аффицируемость и переменчивость воздуха пригодны для превращения. Поэтому землю как элемент неподвижный и трудноизменяемый они считали не очень-то под-

542

ходящим для того, чтобы признать ее началом. Такова классификация философов, полагающих одно начало.

6. ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 12: Диоген из Аполлонии полагает элемен­том воздух. Все движется, космосы бесконечны [по числу]. Космогония его такова: когда Вселенная находилась в движении и в одном месте становилась разреженной, а в другом — плотной, то там, где случайно оказалось плотное, оно посредством сжатия [собств. «свертывания в клубок»] образовало <3емлю>; и прочие [части космоса образовались] аналогичным образом. Легчайшие же [частицы] заняли верхнее место и образовали Солнце.

7. Мнения философов, I, 3, 26 («О началах»): Диоген Аполлонийский: бесконеч­ный воздух. Ср. 13 А 4.

АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, I, 6. 332 b 12: Хотя и необходимо полагать образование из одного. В этом отношении прав Диоген, который говорит, что если бы все вещи были не из одного, то взаимное действие и страдание были бы невозможны, как, например, горячее охлаждается, а холодное, в свою очередь, нагревается: ясно, что не тепло и холод превращаются друг в друга, но субстрат.

8. ФИЛОДЕМ. О благочестии, стб. 6 b: Диоген хвалит Гомера за то, что он рассуждал о божестве не мифически, но истинно. По его словам, Гомер считает Зевсом воздух, так как говорит, что Зевс все знает.

ЦИЦЕРОН. О природе богов, I, 12, 29: Спрашивается: воздух, который Диоген Аполлонийский полагает богом, может ли обладать каким-нибудь ощущением или образом бога?

Мнения философов (Стобей), I, 7, 17 («Что есть бог?»): Диоген, Клеанф и Энопид: душа космоса. Ср. 13 А 23.

АВГУСТИН. О Граде Божьем, VIII, 2: Диоген, другой ученик Анаксимена [на­ряду с Анаксагором], также считал воздух материей, из которой все возникает, но только воздух, по его мнению, наделен божественным разумом, без которого из него не могло бы возникнуть ничего, [ср.: СИДОНИЙ АПОЛЛИНАРИЙ, Стихотворения, 15, 91]. Ср. В 8; ДЕМОКРИТ В 30 DK=№ 580 Лурье.

9. АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 2. 355 а 21: Одна и та же нелепость вытекает из рассуждений этих философов и тех, кто утверждает, что и земля первоначально была влажной, и что в результате нагревания окружающего землю пространства («космос») солнцем возник воздух, и что оно [солнце] вызвало ветры и стало совершать солнцевороты.

10. Мнения философов (Стобей), II, 1, 3: [Один космос или много?] Диоген. . . бесконечные [по числу] космосы в бесконечном [пространстве] во всех направлениях.

Там же, II, 1, 6: Диоген и Мелисс: Вселенная бесконечна, а космос конечен. Там жe (Стобей), II, 4, 6 («Неуничтожим ли космос?»): Анаксимандр. . , Диоген, Левкипп: космос уничтожим. Ср. 13 А 11.

11. Мнения философов, II, 8, 1 = 59 А 67.

12. Там же, II, 13, 5—6. («О сущности звезд»): Диоген: звезды пемзообразны, при­чем он считает их отдушинами космоса. Они раскалены. Вместе с видимыми звездами вращаются и невидимые камни, потому-то они и безымянны. Часто они падают на землю и гаснут подобно каменной звезде, свалившейся в Эгоспотамах и прочертившей огненный след. Ср. 59 А 11. 12.

13. Мнения философов (Стобей), II, 20, 10 («О сущности Солнца»): Диоген: Солнце пемзообразно, в нем застревают лучи, исходящие из эфира.

543

Там же, II, 23, 4 («О солнцеворотах»): Диоген: под действием холода, сталкиваю­щегося с теплом, [Солнце] гаснет [?].

14. Там же (Стобей), II, 25, 10 («О сущности Луны»): Диоген считает Луну пемзообразным воспламенением.

15. Там же, III, 2, 8 («О кометах. . .»): Диоген: кометы — это звезды.

16. Там же (Стобей), III, 3, 8 («О громах, молниях, перунах, престерах, урага­нах»): Диоген: попадание огня во влажное облако, которое производит гром угаса­нием, а молнию вспышкой. Сопутствующей причиной он считает воздух [пневму].

СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, II, 20: Диоген из Аполлонии одни громы объясняет огнем, другие — воздухом. Огонь производит те, которым он предшествует и которые возвещает, воздух — те, которые громыхают без вспышки.

16а. Схолии к ВАСИЛИЮ ВЕЛИКОМУ, Кодекс б-ки св. Марка № 58: Согласно Диогену Аполлонийскому, Земля носима воздухом. Ср. С 2 ниже.

17. АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к «Метеорологии» (к II, 1. 353 а 32), с. 67, 1 Hayduck: Он имеет в виду физиков. Последние полагают, что море возникло, а не считают его невозникшим и имеющим собственные истоки, подобно теологам. Одни из них считают море остатком первичной влаги. По их мнению, окружающее Землю пространство [сначала] было влажным, а затем часть влаги испарилась под действием Солнца, от этого возникли ветры и повороты Солнца и Луны, так как, мол, они [= Солнце и Луна] совершают повороты вследствие этого пара и испарений: они поворачивают вокруг тех мест, где имеется источник снабжения их паром. А та часть [первичной влаги], которая осталась во впадинах Земли, и есть море, поэтому море постоянно уменьшается, высыхая под действием Солнца, и в конце концов некогда станет сушей. Этого мнения, как сообщает Теофраст [«Физические мнения», фр. 23 Diels], держались Анаксимандр и Диоген. Диоген, кроме того, объясняет причину солености моря тем, что Солнце выпаривает пресную воду, а оставшаяся оказывается соленой. Ср.: Там же, с. 73, 22; ГИППОКРАТ. О воздухах, водах, местностях, гл. 8 (CMG I, 1, с. 62, 11); ПОРФИРИЙ. Гомеровские вопросы (к «Илиаде» XI, 53. 54), с. 161 Schrader.

18. Схолии к АПОЛЛОНИЮ РОДОССКОМУ, IV, 269: Диоген Адоллонийский полагает, что морская вода похищается Солнцем, а затем выпадает в Нил: по его мне­нию, Нил разливается летом потому, что Солнце отворачивает в него влажные испа­рения (ijkma>dav) из земли. СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, IVa, 2, 28: Диоген Аполлонийский говорит: «Солнце восхищает к себе влагу: подсохшая земля вытягивает ее из моря, затем из прочих вод. Быть, однако, не может, чтобы одна часть земли была сухой, а другая изобиловала влагой. Ибо все [ее части] пробуравлены насквозь и способны к взаимному проникновению, так что сухие берут у влажных. Иначе, если бы земля не получала какого-то количества [воды], она бы уже высохла. Следовательно, Солнце тянет отовсюду, но более всего из тех [частей], которых оно держится: это южные части. (29) Иссохнув, земля притягивает к себе больше влаги. Подобно тому как в светильниках масло течет туда, где оно выгорает, так и вода устремляется туда, куда зовет ее сила тепла и изнывающей от жара земли. Откуда, стало быть, тянет? Разумеется, из тех частей, где всегда зима: северные части наводнены. Поэтому Понт постоянно стремительно течет в нижнее море (в отличие от остальных морей, где зима сменяется летом), всегда устремленный и несущийся в одну сторону. Поэтому если бы по проложенным путям не восполнялись недостатки и не выливались избытки каждой из частей, то все уже было бы либо сухим, либо наводненным». (30) Позволительно задать Диогену вопрос: почему, если все продырявлено и взаимно перемещается, реки

544

не везде разливаются летом? «Солнце сильнее прожаривает Египет, поэтому Нил сильнее разливается».

19. ТЕОФРАСТ. Об ощущениях, 39: Диоген как жизнь и соображение (to< fronei~n), так и ощущения привязывает к воздуху. Поэтому надо полагать, что он объясняет [ощущение] принципом подобия [между ощущающим и ощущаемым]: по его словам, действие и страдание вообще были бы невозможны, если бы все не было из одного.

Обоняние [он объясняет] мозговым воздухом: он скучен и соразмерен запаху, поскольку сам мозг рыхл и [мозговые] сосуды тончайшие, а воздух, содержащийся в частях тела с противоположными свойствами, несоразмерен и не смешивается с запахами, поскольку, мол, если бы какой-нибудь другой [воздух, кроме мозгового], был соразмерен смеси, мы бы, очевидно, ощущали [запах другими частями тела].

(40) Слуховое восприятие имеет место, когда заключенный в ушах воздух, сотрясенный внешним воздухом, передает [колебание] в мозг. Зрительный образ мы видим, когда он отражается в зрачке, и причем смешивается с внутренним воздухом, тем самым вызывая ощущение. Тому свидетельство: если случится воспаление вен, [зритель­ный образ] не смешивается с внутренним [воздухом] и мы его не видим, хотя отражение [на зрачке] равным образом имеется. Вкус [мы различаем] языком благодаря его рых­лости и нежности. Осязанию он не дал никакого определения: ни как оно происходит, ни каким [частям тела] присуще. Однако после этого он пытается объяснить, отчего ощущения бывают более острыми и у каких [существ].

(41) Острейшее обоняние [бывает] у тех, у кого меньше всего воздуха в голове, так как он быстрей всего смешивается [с запахом]. А кроме того, если [обоняющий] втягивает [запах] через более продолговатый и более узкий [проход]: в таком случае [запах] скорее становится различимым, поэтому некоторые животные обладают более острым обонянием, чем человек. А кроме того, человек обладает наиболее тонким ощу­щением, когда запах соразмерен воздуху в отношении смеси. Острее всего слышат те, у кого и вены тонки, как в случае с обонянием, и слуховой проход небольшой, тонкий и прямой, а кроме того, у кого ухо прямое и большое: когда воздух, находящийся внутри ушей, сотрясается, он сотрясает и внутренний воздух. Если же слуховой проход шире, то при сотрясении воздуха звук и шум нечленоразделен, так как он не доходит до на­ходящегося в состоянии покоя [внутреннего воздуха].

(42) Видят острее всего те, у кого и воздух, и вены тонки, как в случае с другими [ощущениями], и у кого самый светлый глаз. Лучше всего отражается противополож­ный цвет. Поэтому черноглазые лучше видят днем и светлые предметы, а светлоглазые — ночью. А что ощущает внутренний воздух, сущий малою частицей бога, тому свиде­тельство, что часто, отвлекши внимание на другое, мы и не видим, и не слышим.

(43) Удовольствие и страдание возникают следующим образом. Когда обильный воздух смешивается с кровью и приносит облегчение, поскольку он находится в есте­ственном состоянии и распространяется по всему телу, — то удовольствие. А когда в противоестественном состоянии и не смешивается, — то страдание, поскольку кровь оседает и делается слабее и гуще. Сходным образом [он объясняет] смелость, здоровье и то, что им противоположно. Наиболее чувствителен в различении удовольствия [~ наслаждения] язык: так как он всего нежней, рыхл я к нему ведут все вены. Поэтому у больных на нем проявляется множество симптомов [собств. «свидетельств», shmei~a], и у других животных тоже различия в цвете [языка] говорят [о болезнях]: сколько бы их ни было и каких, столько отражается. Вот как и по какой причине происходит ощу­щение.

545

(44) Соображаем (fronei~n), как сказано выше [§39], мы чистым и сухим воздухом, так как влага препятствует разуму (nou~v). Поэтому во сне, во хмелю и при переедании мы соображаем хуже. А что влага отнимает разум, тому свидетельство то, что прочие животные слабее [человека] умом (dia>noia); это объясняется тем, что они вдыхают воздух от земли и питаются более влажной пищей. Птицы, правда, дышат чистым воздухом, но по своей природе они подобны рыбам: и плоть у них жесткая, и вдыхаемый воздух не проникает сквозь все [тело], но задерживается в желудке. Поэтому пищу они пере­варивают быстро, а сами глупы. Помимо пищи, определенное значение имеет также рот и язык: они не способны понимать друг друга. Растения же совершенно лишены соображения, так как они не являются полыми и не получают воздуха. (45) По этой же причине и дети лишены соображения: в них содержится много влаги, так что [воздух] не может проникать во все тело, но выделяется из груди: вот почему они глупы и несообразительны. Раздражительность же их и вообще резкие перепады настроения и переменчивость объясняются тем, что из маленьких [пор] выделяется много воздуха. В этом же и причина забывчивости: мы не можем вспомнить нечто от того, что [воздух] не проникает сквозь все тело. Тому свидетельство: те, кто припоминает нечто, испыты­вают затруднение [собств. «непроходимость», ajpori>a] в груди, а стоит им только найти, как рассеиваются и испытывают облегчение от страдания. Ср.: АРИСТОФАН. Фесмофориазусы, 14 cл.

20. АРИСТОТЕЛЬ. О душе, А 2. 405 а 21: Диоген, подобно некоторым другим, [считает душу] воздухом, приняв его за наиболее тонкочастный [элемент] и начало. Поэтому душа обладает познавательной и двигательной способностью: поскольку она первый [элемент], из которого состоят все остальные, постольку она познает, а по­скольку тончайшее [тело], постольку обладает двигательной способностью. ФЕОДОPИT. Врачевание эллинских недугов, V, 23: Пифагор, Анаксагор и Диоген. . . утвер­ждали, что душа бессмертна.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), IV, 5, 7 (о локализации сознания): Согласно Диогену — в артериальном желудочке сердца, который содержит пневму.

21. Мнения философов, IV, 16, 3 («О слухе»): Диоген: когда содержащийся в го­лове воздух ударяется и сотрясается голосом.

22. Там же (Псевдо-Плутарх), IV, 18, 2 («О вкусе»): Согласно Диогену, благодаря разреженности и мягкости языка, а также вследствие того, что к нему примыкают вены со всего тела, вкусовые соки разливаются [в мозг]; они всасываются, словно губкой, к [месту локализации] ощущения и сознания.

23. Мнения философов (Стобей), IV, 9, 8 («Истинны ли ощущения»): Большинство полагает, что чувственно воспринимаемое существует по природе; Левкипп, Демокрит и Диоген — что субъективно (no>mw|), т. е. в нашем представлении (do>xa) и в наших аффек­тах.

24. КЛИМЕНТ АЛЕКС. Педагог, I, 6, 48 (т. I, с. 119, 2 St.): Некоторые полагают, что и сперма животных по своей сущности есть пена крови (ajfro>v); сбиваемая во время соитий под действием врожденного пыла самца, она вспенивается и откладывается в семенных жилах; отсюда, по мнению Диогена Аполлонийского происходит название любовного соития (ajfrodi>sia). Ср. В 6.

25. АРИСТОФАН. Сокращение «Истории животных» I, 78 (Suppl. Arist. I, 1, с. 23, 13): Заблуждается Диоген Аполлонийский, считавший, что эмбрионы питаются через ворсинки последа, те, что в матке. См. также 38 А 17. Ср.: АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении животных, II, 7. 746 а 19=ДЕМОКРИТ, 68 А 144 DK=фр. 535 Лурье.

546

26. ЦЕНЗОРИН, 9, 2: Диоген Аполлонийский, который говорит, что тело мальчи­ков формируется за четыре месяца, девочек — за пять. Ср. В 9.

27. ОН ЖЕ, 5, 4: Рождается ли плод только от семени отца, как считает Диоген. . . или же и от семени матери тоже. (6, 1) Диоген Аполлонийский полагал, что из влаги сначала образуется плоть, затем из плоти рождаются кости, жилы и прочие части.

28. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 15, 4 («Является ли зародыш живым существом?»): По Диогену, младенцы рождаются безжизненными, но теплыми. По­этому едва младенец появился на свет, как врожденное тепло сразу втягивает холод­ный воздух в легкие.

29. Там же, V, 24, 3: Диоген полагает, что, если кровь, полностью разлившись, наполнит вены и вытолкнет содержащийся в них воздух в грудь и расположенный ниже живот, происходит сон и грудь нагревается; если же в венах совершенно не останется воздухообразного вещества, случается смерть.

29а. ПСЕВДО-ГАЛЕН. О жидкостях, XIX, 495 К.: По цвету также распозна­ется как преобладание того или иного сока, так и болезни. Этот метод диагностики ничуть не уступает по точности другим важнейшим методам; у Диогена и его ученых современников он считался своего рода мантикой [~искусством гадания]. Эти мужи придавали очень большое значение цветам, классифицируя по их различиям и болезни. «Краснокожими» они называли тех, у кого преобладает кровь, «рыжеватокожими» — у кого горький сок, «чернокожими» — у кого черный, и «белокожими» — флегмати­ков; свойственные им болезни они соответственно именовали «красными», «рыжими», «черными» и «белыми». Не знаю уж, чего ради они отказались от большинства способов диагностики, принятых во врачебном искусстве, включая и те, которые могут дать более точный диагноз болезни, и всецело возложили распознавание болезни на одни лишь цвета.

*29b. ГАЛЕН. О врачебном опыте, XXII, 3 (пер. с араб. Р. Вальцера): Diogenes, writing more briefly and compendiously than you (sc. Asclepiades), has collected the di­seases and their causes and remedies in one treatise.

30. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 20, 5 («Сколько существует родов животных, и все ли обладают разумом и ощущением»): Согласно Диогену, животные причастны воздуху и разуму, но так как одни из них в силу плотности, а другие в силу преобладания влаги не обладают ни рассудком, ни ощущением, то они пребывают в со­стоянии, сходном с сумасшествием, поскольку руководящее начало у них свихнуто.

31. АРИСТОТЕЛЬ. О дыхании, 2. 471 а 3 [после 59 А 115]: По мнению Диогена, рыбы, выпустив воду через жабры, втягивают пустотой внутри рта воду из окружаю­щей рот воды, так как, мол, в воде содержится воздух. . . (b 12) Спрашивается; если рыбы дышат [воздухом], то но какой причине они умирают на воздухе и трепещут как задыхающиеся? Уж никак не от недостатка пищи с ними это происходит. Причина, которую называет Диоген, наивна: он утверждает, что на воздухе они втягивают слишком много воздуха, тогда как в воде — умеренное количество, и потому умирают.

32. ТЕОФРАСТ. Исследование о растениях, III, 1, 4 [после 59 А 117]: По мнению Диогена, [воздух рождает растения], когда вода начинает гнить и в известной пропор­ции смешивается с землей.

33. АЛЕКСАНДР АФРОДИС. Вопросы и решения, II, 23 («О Гераклейском камне, почему он притягивает железо)», т. II, с. 73, 11 Bruns: Диоген Аполлонийский говорит, что всем металлам свойственно выделять из себя некую влагу и притягивать извне, одним больше, другим меньше. Больше всего влаги выделяют медь и железо, чему свидетельство то, что некоторое количество их выгорает и истребляется в огне, а также то что, помазанные уксусом и оливковым маслом, они ржавеют: это происходит с ними от того, что уксус вытягивает из них влагу. Огонь сжигает то, что выступило на поверхность металла, а уксус, проникая внутрь его, вытягивает и истребляет содержащуюся в нем влагу. В то время как железо притягивает и выделяет больше влаги, магнит, поскольку он разреженнее и землистее железа, притягивает из окружающего воздуха больше влаги, чем выделяет из себя. Притягивая родственное, он принимает его в себе, а неродственное отталкивает. Железо родственно магниту, поэтому выделяющуюся из него [влагу] он притягивает и принимает в себе, и благодаря притяжению влаги железо тоже притягивается вследствие непрерывного притяжения заключенной в нем влаги, однако железо уже не притягивает магнит, так как железо не настолько разре­женно, чтобы оно могло принять обильное истечение влаги из магнита.

 

В. ФРАГМЕНТЫ

 

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, IX, 57 [см. А 1, § 2]: Начало его сочинения гласит: «Начиная любую речь (lo>gov), думается мне, надо представить исходное начало (ajrch>) неоспоримым, а стиль изложения простым и серьезным».

2—5. СИМПЛИКИЙ. Комм, к «Физике», с. 151, 28 [ср. А 4]: Во всяком случае, в трактате «О природе» — единственном его сочинении, дошедшем до меня, — он предлагает показать на основании многих аргументов, что в полагаемом им начале имеется много сознания (no>hsiv). Сразу же после предисловия [В 1] он пишет так:

2. «Мне же думается, говоря в двух словах, что все сущие [вещи возникают] путем превращения из одного и того же и суть одно и то же. И это очевидно: если бы [вещи], налично сущие в этом-вот космосе теперь, — земля, вода, воздух, огонь и все прочее, что мы видим наличным в этом-вот космосе, — если бы хоть одна из них была отличной от другой, будучи другой по своей природе, а не оставалась бы тем же самым в своих многоразличных изменениях и превращениях, то они никоим образом не могли бы ни смешиваться друг с другом, ни причинять друг другу пользу или вред, равно как ни растение не могло бы произрасти из земли, ни животное родиться, ни что-либо иное, если бы они не образовывались таким образом, что при этом они суть одно и то же. На самом же деле все эти [вещи] рождаются то такими, то иными путем превращения из одного и того же и в одно и то же возвращаются».

Прочитав сначала эти слова, я тоже решил было, что он полагает общий субстрат чем-то отличным от четырех элементов, раз он говорит, что эти [элементы] не смеши­вались бы между собой и не изменялись бы друг в друга, если бы один из них был началом, обладающим собственной природой, и если бы в основе всех не лежал один и тот же субстрат, из которого все возникает путем превращения. Однако показав затем, что этому началу присуща высокая степень сознания (no>hsiv pollh>),

3. «Ибо оно не могло бы быть распределенным таким образом, — говорит он, — без сознания так, чтобы полагать меру всему: зиме в лету, ночи и дню, дождям, ветрам и вёдру. Да и все остальное, если угодно вдуматься, оказывается устроенным наипрекраснейшим из всех возможных образов», — он добавляет, что и люди, и остальные животные живут, обладают душой и созна­нием благодаря этому началу, каковым является воздух, о чем он говорит так:

4. «Помимо этих, вот еще важные свидетельства: люди и прочие животные живут воздухом, вдыхая его. И он для них и душа, и сознание, как будет ясно показано

548

в этом сочинении, и стоит ему покинуть их, как они умирают, и сознание прекращается».

Затем, немного спустя, он ясно добавляет:

5. «И думается мне, что то, что обладает сознанием, — это воздух, как называют его люди, и что он всеми правит и надо всеми господствует: именно это, думается мне, и есть бог, и везде присутствует, и все устраивает, и во всем содержится. И нет ничего, что ему непричастно; причастно же [всякое на свои лад], и нет ни одной вещи, которая была бы причастна ему так же, как другая, но есть много видоизменений и самого воз­духа, и сознания. Ибо он многообразен и бывает более теплым и более холодным, бо­лее сухим и более влажным, более неподвижным и обладающим более стремительным движением, и ему присущи многочисленные изменения запаха-вкуса (hJdonh>) и цвета — бесконечные [по числу]. И у всех животных душа — одно и то же: воздух теплее внеш­него, в котором мы находимся, но намного холоднее того, что у Солнца. Ни у одного из животных это тепло не бывает одинаковым (так как даже у людей сравнительно друг с другом оно неодинаково), но различается, правда не в большой степени, а в та­кой, что они похожи. Только ни одна из превращающихся вещей не может стать в точ­ности подобной какой-либо другой, пока не станет одним и тем же. Так как превра­щение многообразно, то многообразны и животные, и многочисленны, и ни внешним видом не похожи друг на друга, ни образом жизни, ни сознанием по причине множества превращений. И тем не менее все живут, и видят, и слышат одним и тем же, и прочее сознание все имеют от одного и того же.»

6. СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 153, 13: И затем [после В 5] он показывает, что и сперма животных пневмообразна, и мысли возникают от того, что воздух с кровью доходит до всего тела по жилам, причем в этом месте он излагает подробную анатомию жил. Тут-то он и говорит со всей ясностью, что то, что люди называют воздухом, и есть начало.

ВИНДИЦИАН, изд. М. Wellmann, Fragm. der griech. Aerzte, I, 208, 2: Александр по прозвищу Филалет (Правдолюб), ученик Асклепиада, в первой книге трактата «О семени» определил его сущность как пену крови в согласии со взглядами Диогена… (3) Диоген Аполлонийский сходным образом определил сущность [семени] как пену крови в первой книге трактата о природе: «Втянутый при вдохе воздух вздымает кровь, одна часть которой поглощается плотью, а другая, оставшаяся, оседает в семенные проходы и образует семя, которое есть не что иное, как пена крови, взбитой воздухом». [Ср. А 24].

АРИСТОТЕЛЬ. История животных, III, 2. 511 b 30: Диоген Аполлонийский говорит так: «С жилами в человеке обстоит так: есть две важнейшие. Они тянутся через брюшную полость вдоль спинного хребта, одна справа, другая слева, каждая в соот­ветствующее бедро, и вверх — в голову, вдоль ключиц через горло. От них протяну­лись жилы по всему телу: от правой — вправо, от левой — влево, две самых боль­ших — в сердце около самого спинного хребта, а другие, чуть выше, через грудь под мышкой в каждую руку со своей стороны; одна из них называется селезеночной, дру­гая — печеночной. Каждая из них разветвляется на конце, причем одно ответвление идет в большой палец, другое — в ладонь; от них, в свою очередь, [расходятся] тонкие и многоветвистые [жилки] по всей остальной руке и пальцам. [Две] другие, более тонкие тянутся от первых жил: от правой — в печень, от левой — в селезенку и в почки. Те, что тянутся в ноги, разветвляются на месте сращения и идут через все бедро. Са­мая большая из них тянется с задней стороны бедра и выявляется толстой; другая,

549

чуть менее толстая [тянется] внутри бедра. Затем, минуя колено, они тянутся в голень и стопу, как и в руки. И доходят до стопы ноги, а отсюда протягиваются к пальцам. Также и в брюшную полость, и в область ребер от них [=от важнейших жил] ответвляется много тонких жил.

Те, что идут в голову через горло, выявляются крупными на шее. От каждой из них на конце ответвляется много [жил, идущих] в голову, причем те, что справа, [идут] налево, а те, что слева, — направо. Обе оканчиваются возле уха.

Рядом с большой [жилой] на шее с обеих сторон есть еще другая жила, немного меньше той, в которой сходятся большинство [жил, идущих] из самой головы. [Обе] они тянутся через горло внутрь, и от каждой из них под лопаткой тянутся [другие] в руки. Наряду с селезеночной и печеночной [жилами] обнаруживаются и другие, чуть меньшие, которые открывают, когда болит под кожей, а когда в животе — то печеночную и селезеночную. Под сосцами от них тянутся и другие. Еще другие — те, что тянутся от каждой из двух [главных жил] через спинной мозг в яички, они тонки. Еще другие тянутся под кожей через мясо в почки и заканчиваются у мужчин в яичках, у женщин в матке. (А первые жилы, идущие из живота, сперва шире, а потом сужаются, покуда не повернут справа налево и слева направо). Эти последние называются семенными. Самая густая кровь поглощается мясистыми частями, а прорвавшаяся в эти места делается тонкой, горячей и пенистой.

7. СИМПЛИКИЙ. Комм. к «Физике», с. 153, 17 [после «и есть начало» В 6 выше]. Вызывает удивление, что, принимая возникновение других [тел] из него путем пре­вращения, он тем не менее называет его «вечным»: «И само оно — вечное и бессмерт­ное тело, а из прочих [вещей] одни рождаются, другие погибают».

8. Там же, 153, 20 [после В 7]: ... И в другом месте: «Ясно, мне думается, что оно — великое, могучее, вечное, бессмертное и многознающее».

9. ГАЛЕН. Комм. к «Эпидемиям», VI, комм. II (т. XVII А, с. 1006, 8 Kühn); Едва ли не все врачи согласны, что мужской зародыш не только формируется, но и начинает двигаться скорее, чем женский. . . По словам Руфа, Диоген Аполлонийский единственный, кто утверждал противоположное во второй книге трактата «О природе». Мне эта книга не попадалась. Ср. А 26.

10. ГЕРОДИАН. Об уникальных словах, I, с. 7, 8: Форма plh~ [«полная»], употребленная у Диогена Аполлонийского вместо прилагательного женского рода ple>h, неизвестна другим авторам.

 

С. ПАРОДИИ И ПОДРАЖАНИЯ

 

1. АРИСТОФАН. Облака, ст. 225 сл. [ср. С 2 ниже]:

Сократ:

Я хожу по воздуху и смотрю свысока на Солнце.

Стрепсиад:

Так что ж ты из корзины презираешь богов,

А не с земли, раз уж на то пошло? — Иначе бы я никогда

Не постиг правильно небесные явления,

Если бы не подвесил разуменье и не смешал бы

(230) Тонкую мысль с подобным воздухом.

А если б я, стоя на земле, изучал верхнее снизу,

650

То не постиг бы никогда. И впрямь: земля-то силой

Притягивает к себе влагу мысли.

То же самое происходит и с кардамоном.

(235) — Что ты говоришь?

Мысль притягивает влагу в кардамон?

Ст. 828 сл.:

Стрепсиад:

Вихрь (Динос) царствует, выгнав с трона Дия (Зевса).

Фейдиппид:

Вот-те на! Ты что мелешь? — Точно тебе говорю.

— А тебе кто сказал? — Сократ из Мелоса

И Херефонт, коему ведомы следы блох.

2. ГИППОКРАТ. О воздухе внутри тела, 3 (CMG I, 1, с. 92): см. гл. Гиппократовская школа, № 4. Ср.: ЕВРИПИД. Троянки, ст. 884 сл.:

Гекуба:

Земли носитель, сам с опорой на Земле!

Кто б ни был ты, — тебя не просто разгадать,

О Зевс, закон природы ль ты иль смертных ум,

К тебе молюсь, зане беззвучным ты путем

Ступая, правишь смертными на правый лад.

Менелай:

Что слышу? Обновила ты мольбы богам!

АРИСТОФАН. Облака, 264:

О владыка и царь, безграничный Аэр, что несешь в вышине нашу землю! и т. т.

3. ГИППОКРАТ. О плоти, 2 (т. VIII, с. 584 L.): Думается мне, что то, что мы называем теплом, бессмертно, и все разумеет, и видит, и слышит, и знает все сущее и грядущее. Большая часть его, когда все было взволновано [космогоническим вихрем], удалилась в самую верхнюю сферу, и именно его, думается мне, древние назвали «эфиром».

3 а. ГИППОКРАТ. О священной болезни, 16: см. гл. «Гиппократовская школа», № 7.

3b. ГИППОКРАТ. О болезнях, IV, 34 (т. VII, с. 544 L): Земля заключает в себе всевозможные и бесчисленные свойства: сколько ни произрастает на ней [растений], каждому она дает подобную ему влагу, подобную и родственную той, какую и само растение содержит в себе, и каждое растение вытягивает из земли такую же пищу, как оно само и т. д. Ср. 64 А 33; С 1.

4. ФИЛЕМОН-КОМИК, фр. 91 Kock:

Я тот, от кого не скроется никто, что бы он ни делал,

Ни собирался сделать или уже сделал в прошлом,

Ни бог, ни человек,

Я — Воздух, который можно назвать и Зевсом.

(5) Я еcмь везде, а это дело бога,

Здесь в Афинах, в Патрах, в Сицилии,

Во всех городах, во всех домах,

Во всех вас. Нет места,

Где нет Воздуха, а тот, кто присутствует везде,

(10) По необходимости знает все, раз он везде присутствует.