www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

 

АНАКСИМЕН

 

А. СВИДЕТЕЛЬСТВА О ЖИЗНИ И УЧЕНИИ

 

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, II, 3: Анаксимен, сын Эвристрата, Милетец, был слушателем Анаксимандра (некоторые говорят, что он слушал и Парменида). Он считал началом воздух и бесконечное (to apeiron). Светила, по его мнению, движутся не под Землей, но вокруг Земли.

Писал на ионийском диалекте, слогом простым и безыскусственным. Был в расцвете], как говорит Аполлодор [FGrHist 244 F 66], во время взятия Сард [546 г. до н. э.], скончался в шестьдесят третью олимпиаду [528—525 гг. до н. э.].

Было еще два Анаксимена, оба из Лампсака, ритор и историк... [следуют два подложных письма Анаксимена к Пифагору].

2. СУДА, под словом “Анаксимен”: Анаксимен, сын Эвристрата, Милетец; ученик и преемник Анаксимандра Милетского, а по словам других — также и Парменида. Был [в расцвете] в 55-ю олимпиаду [560—557 гг. до н. э.], во время взятия Сард, когда Кир Персидский низверг Креза [546/545 г. до н. э.].

3. ЕВСЕВИЙ. Хроника (в 4-й год 55-й олимпиады= 557/556 г.): Анаксимен-физик достиг известности.

4. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 3. 984 а 1: [Контекст см.: 11 А 12]. Фалес, как передают, так высказался о первой причине ... (984 а 5) Анаксимен же и Диоген воздух полагают первичным по отношению к воде и высшим началом из числа простых тел [=4 элементов]. Ср. 13 В 2.

5. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, 24, 26= ТЕОФРАСТ. Физические мнения, фр. 2 Diels: Анаксимен, сын Эвристрата, милетец, который был учеником Анаксимандра, так же, как и он, полагает, что субстратная естественная субстанция одна и бесконечна, но в отличие от него [считает ее] не неопределенной, а [конкретно-] определенной, полагая ее воздухом. Сущностные различия он свел к разреженности и плотности. Разрежаясь, [воздух] становится огнем, сгущаясь — ветром, потом облаком, [сгустившись] еще больше — водой, потом землей, потом камнями, а из них — все остальное. Движение он, так же [как и Анаксимандр], полагает вечным и считает его причиной изменения.

Там же, 22, 9: Следует обратить внимание на то, что одно дело — бесконечное и конечное по множеству (это [понятие бесконечного] было свойственно полагающим множество начал), другое дело — бесконечное или конечное по [протяженной] величине (apeiron kata megethos): это [понятие] он [Аристотель] исследует в полемике против Мелисса и Парменида, оно подходит также и к Анаксимандру с Анаксименом, принявшим один, но при этом бесконечный по [протяженной] величине элемент.

Там же, 149, 28 [В комментируемом пассаже — 187 а 12 — Аристотель приписывает учение о “сгущении и разрежении” всем материальным монистам, ср. 12 А 16]:

Одни порождают остальные [тела] из материального Одного, [дифференцируя его] разреженностью и плотностью. Так, Анаксимен говорит, что, разрежаясь, воздух становится огнем, сгущаясь — ветром, потом — облаком, потом, [сгустившись] еще больше, — водой, потом землей, потом камнями, а из них — все остальное. Теофраст в “[Естественной] истории” приписал разрежение (manôsis) и сгущение (puknôsis) одному только ему. Ясно, однако, что и другие также пользовались разреженностью и плотностью: ведь Аристотель обо всех них вместе сказал, что они “порождают остальные [тела] плотностью и разреженностью, производя множество”.

6. ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 3: Сообщают, что Анаксимен полагал началом всех вещей воздух. По протяженной величине он бесконечен, а по своим качествам определен. Все вещи рождаются путем некоего сгущения (puknôsis) и, наоборот, разрежения (araiôsis) воздуха. Что касается движения, то оно существует испокон веку. Он говорит, что в процессе “валяния” [из] воздуха первой возникла Земля, весьма плоская, а потому вполне естественно, что она плавает по воздуху. И Солнце, и Луна, и прочие звезды берут начало и происходят из Земли. Так, он утверждает, что Солнце — это Земля, но только от стремительного движения она еще и преизрядно нагрелась.

7. ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 7, 1: Анаксимен, тоже милетец, сын Эвристрата, полагал, что начало — бесконечный воздух (aêr apeiron), из которого рождается то, что есть, что было и что будет, а также боги и божественные существа, а [все] прочие [вещи] — от его потомков. (2) Свойство (eidos) воздуха таково: когда он предельно ровен [уравновешен, однородно-усреднен, homalos], то не-явлен взору, а обнаруживает себя, [когда становится] холодным, теплым, сырым и движущимся. Движется же он всегда, ибо если бы он не двигался, то все, что изменяется, не изменялось бы. (3) Сгущаясь и разрежаясь, [воздух] приобретает видимые различия. Так, растекшись [~ рассеявшись] до более разреженного состояния, он становится огнем; в нейтральном [букв. “среднем, промежуточном”] состоянии возвращается к [природе] воздуха; по мере сгущения из воздуха путем “валяния” образуется облако, сгустившись еще больше, [он становится] водой, еще больше — землей, а достигнув предельной плотности — камнями. Таким образом, важнейшие [принципы] возникновения — противоположности: горячее и холодное. (4) Земля плоская и оседлала воздух; равным образом и Солнце, и Луна и прочие звезды — все состоящие из огня — плавают по воздуху [собств. “ездят верхом”] вследствие плоской формы. (5) Светила произошли из Земли вследствие того, что из нее вздымается испарина; когда испарина разрежается, рождается огонь, а из возносящегося вверх огня скучиваются светила. В пространстве светил имеются также землистые образования, которые круговращаются вместе с ними.

(6) Светила, по его словам, движутся не под Землей, как полагали другие, а вокруг Земли, как если бы вокруг нашей головы поворачивалась войлочная шапочка. Солнце прячется не потому, что заходит под Землю, но потому, что скрывается за более высокими сторонами Земли, <зима же происходит> от того, что оно удаляется от нас на большее расстояние. Звезды не греют из-за удаленности на большое расстояние. (7) Ветры рождаются, когда чрезмерно сжатый воздух в результате разрежения приходит в стремительное движение. Когда он скучится и загустеет еще больше, то рождаются облака, [которые] затем превращаются в воду. Град бывает, когда выпадающая из облаков вода замерзнет, снег — когда замерзнут сами облака, будучи при этом обильнее пропитаны влагой. (8) Молния — когда облака расщепляются силой воздушных потоков, ибо при их расщеплении возникает яркое огненное сияние. Радуга рождается от того, что солнечные лучи падают на загустевший воздух, землетрясение — от изменений земли, вызываемых избыточным нагревом и охлаждением. (9) Таковы воззрения Анаксимена. Он был в расцвете в первый год пятьдесят восьмой олимпиады [548/547 г. до н. э.].

8. ГЕРМИЙ. Осмеяние языческих философов, 7: Но стоит мне только подумать, что теперь у меня есть непоколебимый догмат, как встрянет Анаксимен и завопит наперекор [Пармениду]: “А я говорю тебе: все есть воздух! Сгущаясь и сплачиваясь, он становится водой и землей, разрежаясь и рассеиваясь — эфиром и огнем, а вернувшись к своей природе — [снова] воздухом”, “Разрежением, — говорит, — и сгущением изменяется”. Ну я заново подлаживаюсь к этому [учению] и чувствую склонность к Анаксимену.

9. ЦИЦЕРОН. Учения академиков, II, 37, 118 [после 12 А 13]: Затем его Анаксимандра] слушатель Анаксимен [полагал, что источник происхождения всех вещей] — бесконечный [~ неопределенный] воздух, тогда как вещи, которые из него возникают, конечны [~ определенно-конкретны, definita], рождаются же [из него сначала] земля, вода и огонь, а затем из этих [элементов] все [остальное].

10. ЦИЦЕРОН. О природе богов, I, 10, 26: Затем Анаксимен полагал, что воздух — бог, что он рождается, неизмерим и бесконечен и всегда в движении. Как будто лишенный какой бы то ни было формы, воздух может быть богом, в то время как богу особенно подобает обладать не только каким-нибудь, а наипрекраснейшим образом, и как будто бы все, что родилось, не обречено на смерть! [следует 59 А 48].

АВГУСТИН. О Граде Божием, VIII, 2: Сей [= Анаксимандр] оставил в качестве ученика и преемника Анаксимена, который все причины вещей видел в бесконечном воздухе, но и богов не отрицал и не замалчивал; только он полагал, что не ими сотворен воздух, но сами они возникли из воздуха.

Мнения философов (Стобей), I, 7, 13 (“Что есть бог?”): Анаксимен: воздух. {Под такими выражениями следует подразумевать силы, пронизывающие элементы или тела.)

* ФИЛОДЕМ. О благочестии, с. 3d (с. 65 G=Dox. 531):... Полага<ет>... воздух бог<ом>, который признает< ся>... лише<нным ощу>щения, <из которого вое, что возник<ло, чт>о возникает и <что буд>ет и. . . Ср. 13 А 7, § 1.

11. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, с. 1121, 12: [Начало см. 12 А 17] Один космос, и причем возникший и уничтожимый, полагают те, кто говорят, что космос есть всегда, но не всегда один и тот же, а через определенные периоды времени становящийся то таким, то другим, как [полагали] Анаксимен, Гераклит, Диоген и впоследствии стоики.

12. Мнения философов, II. 2, 4= ФЕОДОРИТ. Лечение эллинских недугов, IV, 16:

Одни [полагают, что космос] крутится подобно мельничному жернову, другие — как колесо.

13. Мнения философов (Стобей), II, 11, 1 (“О субстанции неба”): Анаксимен и Парменид [28 А 37] полагают, что небо — это вращающийся свод, максимально удаленный [досл. “самый внешний относительно”] от Земли.

14. Мнения философов (Стобей), II, 13, 10 (“О субстанции звезд, блуждающих и неподвижных”): Анаксимен: звезды огненной природы, но включают также и некоторое число земляных тел, которые круговращаются вместе с ними, [оставаясь] невидимыми.

Там же, II, 14, 3 (“О форме звезд”): Анаксимен: звезды прибиты к ледообразному своду (to krustalloeides) наподобие гвоздей. [В редакции Псевдо-Плутарха добавлено:] А некоторые [считают, что звезды] — огненные листья, наподобие рисунков.

* АХИЛЛ. Введение к “Феноменам” Арата, с. 40, 20 Maass: Некоторые [считают, что звезды] подобны листьям из огня; они не имеют глубины, но [плоские] словно рисунки.

Мнения философов, II, 16, 6 (“О движении звезд”): По мнению Анаксимена, звезды вращаются не под Землей, а вокруг нее.

АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 1. 354 а 28: Многие из старинных исследователей небесных явлений (метеорологов) были убеждены в том, что Солнце движется не под Землей, но вокруг Земли и этого [= подлунного] места, а исчезает и творит ночь от того, что на севере Земля возвышается.

Мнения философов, II, 19, 1—2: (“Об астрономических приметах и как происходит смена зимы и лета”): Платон: как летние, так и зимние эписемасии обусловлены восходами и заходами светил — {Солнца, Луны, а также остальных планет и неподвижных звезд}. Анаксимен: эписемасии обусловлены только Солнцем.

14 а. ПЛИНИЙ. Естественная история, II, 186: Так получается, что в силу различного прироста дневного времени, в Мероэ самый длинный день содержит 12 равноденственных часов и восемь девятых одного часа, в Александрии — 14 часов, в Италии — 15, в Британии — 17... (187) Эту науку о тенях — “гномонику”, как ее называют, — изобрел Анаксимен Милетский, ученик того Анаксимандра, о котором мы говорили выше [см. 12 А 5], и первым продемонстрировал в Лакедемоне часы (horologium), именуемые скиотерическими.

15. Мнения философов (Стобей), II, 20, 2 (“О субстанции Солнца”): Анаксимен утверждал, что Солнце — из огня.

Там же, II, 22, 1 (“О форме Солнца”): Анаксимен: Солнце плоское, как лист. Там же, II, 23, 1 (“О солнцеворотах”): Анаксимен: светила совершают повороты, отбрасываемые вспять сжатым и сопротивляющимся воздухом.

16. ТЕОН СМИРНСКИЙ, с. 198, 14 Hiller (из Деркиллида): Евдем в “Истории астрономии” [фр. 145 Wehrli] сообщает, что Энопид первым [см. 41, 7] открыл... а Анаксимен — что Луна получает свет от Солнца и каким образом она затмевается.

Мнения философов (Стобей), II, 25, 2 (“О субстанции Луны”): Анаксимен: Луна — из огня.

17. Мнения философов (Стобей), III, 3, 2 (“О громах, молниях. . .”, см. 12 А 23): Анаксимен: то же, что Анаксимандр, добавляя сравнение с морем, которое поблескивает, рассекаемое веслами.

* СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, II, 17: Некоторые полагают, что сама пневма, проходя через холодную и влажную среду, издает звук. Ибо и раскаленное железо не беззвучно погружается в воду. Но подобно тому как раскаленная глыба, погружаясь в воду, гаснет с громким шипением, так, говорит Анаксимен, и пневма, попадая в облака, издает звуки грома, и, покуда она прорывается через сопротивляющееся и разорванное [ею облако], сам бег ее воспламеняет огонь.

Мнения философов, III, 4, 1: Анаксимен: облака возникают, когда воздух сделается более тучным [~ загустевшим], когда ж он скопится еще больше, выжимаются ливни; град — всякий раз, как падающая вода замерзнет, снег — когда во влаге содержится немного пневмы.

18. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 5, 10: Анаксимен: радуга образуется путем отражения Солнца на плотном, тучном и темном облаке оттого, что лучи, которые на нем скапливаются, не могут пронзить его насквозь и выйти с противоположной стороны,

Схолии к АРАТУ, с. 515, 27 Maass (из Посидония): Анаксимен говорит, что радуга образуется всякий раз, как лучи Солнца наткнутся на тучный и плотный воздух. От этого передняя часть его, прожигаемая лучами, кажется красной, а [задняя] — темной, поскольку в ней преобладает влага. По его словам, ночью тоже бывает радуга— от Луны, но не часто, поскольку полнолуние — не всегда, а свет Луны слабее света Солнца.

19. ГАЛЕН. Комм. к “О соках” Гиппократа, III; vol. XVI, 395 Kühn (из Посидония): Анаксимен же склоняется к тому, что ветры рождаются из воды и воздуха и в некоем неведомом порыве несутся яростно и летят, словно птицы, с величайшей быстротой.

20. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 10, 3 (“О форме Земли”): Анаксимен: [Земля] столообразна,

АРИСТОТЕЛЬ. О небе, II, 13. 294 b 13: Анаксимен, Анаксагор и Демокрит [фр. 376 Лурье] причиной неподвижности Земли считают ее плоскую форму. Благодаря ей, дескать, Земля не рассекает находящийся под ней воздух, а запирает его;

наблюдение показывает, что это свойство плоских тел вообще (кроме того, плоские тела благодаря упору обладают устойчивостью и выдерживают напоры ветра). Таким же точно образом, по их словам, Земля запирает своей плоской поверхностью лежащий под ней воздух, а он, лишенный пространства, достаточного для перемещения, остается неподвижен всем своим подземным скопом — нечто подобное происходит с водой в клепсидрах.* При этом они приводят много фактов, доказывающих, что запертый и неподвижный воздух способен выдерживать большую тяжесть.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 15, 8: Анаксимен: [Земля] плавает [“сидит верхом”] на воздухе вследствие плоской формы.

21. АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 7. 365 b 6: Анаксимен говорит, что, намокая от дождей и пересыхая, земля дает трещины и сотрясается отколовшимися [горными] вершинами, которые проваливаются в [расселины]. Потому-де землетрясения и случаются в пору засух, а также в пору ливней: в пору засух, как сказано, земля дает трещины от пересыхания, а от вод намокает сверх меры и разваливается.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 15, 3: Анаксимен причиной землетрясений считает сухость и влажность земли: первую [производят засухи, вторую — ливни.

* СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, VI, 10, 1: Анаксимен говорит, что земля — сама себе причина колебания, и то, что ее толкает, врывается не извне, но внутрь нее и, [отделившись] от нее же самой, проваливаются некие ее части, которые либо влага отрешила, либо огонь выел, либо ветер выбил в яростном неистовстве. Но и когда они [=вода, огонь и ветер] унимаются, по его мнению, нет недостатка в причинах, по которым [от земли] нечто отваливалось бы и отрывалось. Ибо, прежде всего все рушится от ветхости, и нет ничего, что было бы защищено от старости. Сия даже твердое и великой крепостью наделенное изнуряет. И подобно тому как в старых зданиях некоторые части и без удара отваливаются, когда весу в них больше, чем прочности, так (2) и в этом совокупном теле земли случается, что части его от ветхости отрешаются, отрешившись, падают и причиняют тому, что расположено выше, трус: во-первых, пока отваливаются (ибо ни одна, тем более крупная, часть не может оторваться от того, с чем она сцеплена, без колебания последнего), а во-вторых, когда упавши и уткнувшись в твердое [основание], отскакивают словно мяч, который, упав, подпрыгивает и ударяется многократно: столько новых порывов сообщает ему один-единственный [изначальный]. Если ж они свалятся в затопленное водой место, то само это падение потрясает окрестности громадной волной, которую внезапным ударом с высоты выбрасывает тяжесть.

22. ГАЛЕН. Комм. к “О природе человека” Гиппократа, XV, 25 К.: Ибо я вовсе не считаю ни того, что человек — воздух, как [полагает] Анаксимен ...

23. ФИЛОПОН. Комм. к “О душе” Аристотеля, с. 9, 9: Другие [полагают душу] воздушной, как, например, Анаксимен и кое-кто из стоиков.

* Мнения философов (Стобей), IV, 3, 2: Анаксимен, Анаксагор, Архелай, Диоген: {душа} воздухообразна. Ср. 13 В 2; ПЛАТОН. Федон, 96 b 4.

 

В. ФРАГМЕНТЫ

 

1. ПЛУТАРХ. О первичном холоде, 7. 947 D:* Коль скоро во Вселенной имеются четыре первичных тела (огонь, вода, воздух и земля), которые вследствие их обилия, простоты и силы большинство полагает элементами и началами остальных [тел], необходимо, чтобы и первичных и простых качеств имелось бы столько же. Что ж это за качества, как не теплота, хладность, сухость и влажность*... (947 F) Или же, как думал древний Анаксимен, нам не следует признавать субстанциальности ни за холодным, ни за горячим, но [должно рассматривать их] как переменные состояния (pathê) общей материи, возникающие вторично от изменений [субстрата]? Холодным он считает сжимающуюся и уплотняющуюся часть материи, а горячим — разреженную и “расслабленную” (to chalaron), —таким термином он ее назвал. Потому-де и не без основания говорится, что человек испускает изо рта как теплое, так и холодное: сжатое и сгущенное губами дыхание охлаждается, когда же рот расслаблен, оно становится теплым на выходе от разреженности. Аристотель считает это [сравнение] Анаксимена недоразумением: ведь когда рот расслаблен, то тепло выдыхается из нас самих, когда же мы подуем, свернув губы [трубочкой], то выталкивается и бьет [струёй] уже [воздух] не из нас, а находящийся перед ртом, а он холодный.

2. Мнения философов, I, 3, 4 (“О началах”): Анаксимен, сын Эвристрата, милетец, утверждал, что начало сущих — воздух, ибо из него все рождается и в него вновь разлагается. “Как душа наша, — говорит он, — сущая воздухом, скрепляет нас воедино, так дыхание и воздух объемлют весь космос” (“воздух” и “дыхание” [здесь] употребляются синонимически). Он так же, [как Анаксимандр: см. 12 А 14], ошибается, полагая, что животные состоят из простого и однородного воздуха или пневмы, ибо не может существовать одно начало всех вещей — материя, но необходимо принять также и творящую причину. Так, [одного] серебра недостаточно для того, чтобы оно стало кубком, если нет творящей причины, т. е. серебряных дел мастера; то же самое справедливо и для меди, и для дерева, и для [любого] другого материала.

2 а. Мнения философов, II, 22, 1 [=А 15, ср. А 14]: Солнце плоское, как лист.

 

Dubia

 

3. ОЛИМПИОДОР-АЛХИМИК. О священном искусстве философского камня, гл. 25: Одним, движущимся, бесконечным началом всех вещей Анаксимен полагает воздух. Он говорит так: “Воздух близок к бестелесному, и поскольку мы рождаемся вследствие его истечения, то он по необходимости должен быть безграничным (apeiros) и изобильным, дабы никогда не иссякать”.

4. СТОБЕЙ, II, 8, 17 (“Изречение Анаксимена” о Случае): см. АНАКСАГОР, В 27.

5. АХИЛЛ. Введение, с. 32, 1—4 Maass (после Фалеса и Ферекида): Гераклит говорит, что сначала возник огонь. А некоторые [Анаксимен?] говорят, что сначала возникла земля [ср. 13 А 6]; от сжатия и сдавления она зажгла огонь, испустила воду, распространила воздух.