www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

АНАКСИМАНДР

 

А. СВИДЕТЕЛЬСТВА О ЖИЗНИ И УЧЕНИИ

 

1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, II, 1—2. (1) Анаксимандр, сын Праксиада, Милетец. Он утверждал, что начало и элемент — бесконечное (to apeiron), не определяя [это бесконечное] как “воздух”, “воду” или какой-нибудь другой определенный [элемент]; что части изменяются, а Целое [= универсум] неизменно; что Земля покоится посредине [космоса], занимая центральное местоположение {в силу шарообразности, а также что Луна сияет ложным светом и освещается Солнцем, а Солнце [по величине] не меньше Земли и есть чистейший огонь}.

Он первым изобрел гномон и, как говорит Фаворин в “Разнообразных рассказах” [фр. 28 Mensching], установил его на циферблате в Лакедемоне, чтобы он указывал солнцевороты и равноденствия, а также соорудил часы. (2) И контуры земли и моря он также начертил первым, а также соорудил сферу [ср. А 6].

Он сделал суммарное изложение своих воззрений, которое, судя по всему, попало среди прочих в руки Аполлодора Афинского. Последний как раз и говорит в “Хронике” [FGrHist 244 F 29], что во второй год 58-й олимпиады [547-546 гг. до н. э.] ему было 64 года и вскоре после этого он скончался. <Учеником его был Пифагор [?] >, расцвет которого примерно совпадает с тиранией Поликрата Самосского.

Говорят, что, когда он пел, ребята подняли его на смех, а он узнал и сказал: “Ну что же, ради ребят нам следует петь лучше”. Был и другой Анаксимандр — историк, и тоже милетец, писавший на ионийском диалекте.

2. СУДА, под словом “Анаксимандр”: Анаксимандр, сын Праксиада, милетец, философ; родственник, ученик и преемник Фалеса. Первым открыл равноденствие, солнцевороты, [изобрел] часы и [установил], что Земля находится в самом центре [космоса]. Еще ввел гномон и дал общий очерк геометрии. Написал “О природе”, “Землеописание”, “О неподвижных звездах”, “Сферу” и другое.

3. ЭЛИАН. Пестрая история, III, 17 [пример государственной деятельности философов, ср. 11 А 4]: Анаксимандр предводительствовал апойкией [= колониальной экспедицией] из Милета в Аполлонию.

4. ЕВСЕВИЙ. Приготовление к Евангелию. X, 14, 11: Слушателем Фалеса становится Анаксимандр, сын Праксиада, родом тоже милетец. Он первым соорудил гномоны для распознавания солнцеворотов, времени, времен года и равноденствия. Ср.: ГЕРОДОТ, II, 109: Полос, гномон и двенадцать частей дня эллины узнали от вавилонян.

5. ПЛИНИЙ. Естественная история, II, 31: Передают, что наклонение зодиака первым постиг Анаксимандр Милетский в пятьдесят восьмую олимпиаду [548—545 гг. до н.э.], тем самым отворив двери [к познанию] вещей; зодиакальные созвездия впоследствии [открыл] Клеострат, причем вначале созвездия Овна и Стрельца, а саму [небесную] сферу задолго до этого [открыл] Атлант.

. ЦИЦЕРОН. О дивинации, I, 50, 112: Естествоиспытатель Анаксимандр предостерег лакедемонян, чтобы, покинув городские дома, они провели ночь во всеоружии и на открытом воздухе в поле, так как надвигалось землетрясение — то самое, когда весь город обратился в развалины, а от горы Тайгет, словно корма [от корабля], оторвалась вершина. Ср.: ПЛИНИЙ. Естественная история, II, 191; 12 А 28.

6. АГАФЕМЕР. Очерк географии, I, 1 [из Эратосфена]: Анаксимандр Милетский, ученик Фалеса, первым дерзнул начертить ойкумену на карте; после него Гекатей Милетский [FGrHist I T 12 а], человек, много путешествовавший, внес в нее уточнения, так что она сделалась предметом восхищения.

* СТРАБОН, I, 1, 1 [1 Т 11 а]: Первыми, кто осмелился взяться за географию, были философы Гомер, Анаксимандр Милетский и Гекатей, согражданин его, как говорит Эратосфен.

Там же, I, 1, 11: Эратосфен говорит, что первыми [географами] после Гомера были двое: Анаксимандр — ученик и согражданин Фалеса — и Гекатей Милетский [1 Т 11 b]. Анаксимандр первым обнародовал географическую карту, а Гекатей оставил после себя [географический] трактат, подлинность которого удостоверяется другими его сочинениями.

* Схолии к ДИОНИСИЮ ПЕРИЭГЕТУ, о. 428, 7 Müller: Кто же первым начертил обитаемую землю (ойкумену) на карте? Первым — Анаксимандр, вторым — Гекатей Милетский [1 Т 12 b], третьим — ученик Фалеса Демокрит, четвертым — Евдокc.

7. ФЕМИСТИЙ. Речи, 26 [II, 128, 13 D.—N.]: [Анаксимандр] первым из известных нам эллинов осмелился написать и обнародовать речь о природе.

8. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, VIII, 70: Диодор из Эфеса, пишущий об Анаксимандре, говорит, что это ему подражал [Эмпедокл], стремясь к театральной [досл. “трагедийной”] позе и надевая помпезную одежду.

9. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, 24, 13: [Контекст см. к 11 А 13] Из полагающих одно движущееся в бесконечное [начало] Анаксимандр, сын Праксиада, милетец, преемник и ученик Фалеса, началом и элементом сущих [вещей] полагал бесконечное (to apeiron), первым введя это имя начала. Этим [началом] он считает не воду и не какой-нибудь другой из так называемых элементов, но некую иную бесконечную природу, из которой рождаются небосводы [миры] и находящиеся в них космосы. “А из каких [начал] вещам рожденье... назначенный срок времени” [12 В 1], как он сам говорит об этом довольно поэтическими словами. Ясно, что, подметив взаимопревращение четырех элементов, он не счел ни один из них достойным того, чтобы принять его за субстрат [остальных], но [признал субстратом] нечто иное, отличное от них. Возникновение он объясняет не инаковением [= качественным превращением] первоэлемента, но выделением противоположностей вследствие вечного движения. Поэтому Аристотель и поставил его в один ряд с философами типа Анаксагора.

Там же, 150, 24: Противоположности же суть: горячее, холодное, сухое, влажное и другие. Ср.: АРИСТОТЕЛЬ. Физика, А 4. 187 а 20: [Одни физики принимают одно первоначальное тело-субстрат в порождают из пего остальные сгущением и разрежением] А другие утверждают, что противоположности наличествуют в Одном и выделяются из него, как говорит Анаксимандр, равно как и вое, кто принимает одно и многое, как, например, Эмпедокл и Анаксагор: ведь и по их мнению, так же [как и по мнению Анаксимандра], остальные [тела] выделяются из смеси.

* АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 2. 1069 b 20: Именно это [потенциально сущее, актуально не-сущее] означает Одно Анаксагора (так лучше, чем “все вперемешку”) и “смесь” Эмпедокла и Анаксимандра... Так что они, пожалуй, толковали о материи.

* ИРИНЕЙ. Против ересей, II, 14 [= Dox. Gr., 171]: Анаксимандр принял за начало неизмеримое (immensum), семенообразно содержащее в себе самом рождение всех вещей; из него, как он утверждает, состоят неисчислимые миры.

. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, 27, 11= ТЕОФРАСТ. Физические мнения, фр. 4 D:* Эти утверждения Анаксагора [см. 59 А 41], по словам Теофраста, схожи с утверждениями Анаксимандра: в самом деле, тот говорит, что при разделении бесконечного однородные [тела] движутся друг к другу, и, поскольку во Вселенной наличествовало золото, возникает золото, а поскольку земля — земля и точно так же все остальные тела, постольку, они, мол, не возникают, но изначально содержатся [в смеси]. Но только Анаксагор [в отличие от Анаксимандра] установил Ум причиной движения и возникновения: под его действием [элементы] разделились и породили космосы и природу остальных [существ]. Исходя из этого и т.д. [продолжение см. ниже]*.

Там же, 154, 14: Теофраст подгоняет Анаксагора под Анаксимандра и истолковывает слова Анаксагора таким образом, чтобы они означали, что он полагает [материальный] субстрат единой природой. Вот что он пишет в “Естественной истории”: “Исходя из этого, надо полагать, что материальные начала, как сказано, он признает бесконечными [по числу], а причину движения и возникновения — одну. Если же принять смесь всех вещей за одну природу, неопределенную по виду [= качественно] и по величине — а таков, судя по всему, смысл его слов, — то получается, что он полагает два начала — природу бесконечного и ум, так что телесные элементы он, очевидно, трактует вполне сходно с Анаксимандром”.

10. ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 2: После него [Фалеса] Анаксимандр, товарищ Фалеса, сказал, что абсолютная причина возникновения и уничтожения Вселенной — бесконечное, из которого, по его словам, выделились небосводы (ouranoi) и вообще все бесконечные космосы. Он утверждал, что совершается гибель [миров-небосводов], а намного раньше — [их] рождение, причем испокон бесконечного веку повторяется-по-кругу все одно и то же. Он говорит, что Земля по форме цилиндрообразна, высота же ее составляет треть ширины. Он говорит, что при возникновении этого космоса из вечного [?] выделилось нечто чреватое (gonimon) горячим и холодным, а затем сфера пламени обросла вокруг окружающего Землю аэра [холодного тумана] словно кора вокруг дерева. Когда же она оторвалась и была заключена внутрь неких кругов, возникли Солнце, Луна и звезды. Еще он говорит, что вначале человек родился от животных другого вида, основываясь на том, что остальные животные скоро начинают кормиться самостоятельно и лишь один человек нуждается в долговременном вынянчивании, поэтому он и вначале ни за что бы не выжил, будучи таким [беспомощным].

* СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, 41, 16: Из полагающих одно движущееся начало Анаксимандр, сын Праксиада, милетец, принял за начало некую бесконечную природу (phusis), отличную от четырех элементов, вечное движение которой он считал причиной рождения небосводов [= миров].

11. ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 6, 1: Слушателем [= учеником] Фалеса становится Анаксимандр. Анаксимандр, сын Праксиада, милетец. Сей сказал, что начало сущих [вещей] — некая природа бесконечного (phusis tou apeiron), из которой рождаются небосводы и космос в них. Он называет [природу бесконечного] “вечной в нестареющей” и [говорит], что она “объемлет все космосы”. Время же, по его словам*** в том смысле, что рождение, бытие и гибель [миров-небосводов] предопределены. (2) Он утверждал, что начало и элемент сущих — бесконечное, первым введя это имя начала, и что, кроме того, имеется вечное движение, в котором происходит рождение небосводов. (3) Земля — парящее тело, ничто ее не держит, на месте же она остается вследствие равного расстояния от всех [точек периферии космоса]. Форма у нее округлая, {закругленная}, подобная барабану каменной колонны: из [двух] плоских поверхностей по одной ходим мы, а другая ей противоположна. (4) Светила возникают в виде круга огня, отделившись от огня, [рассеянного] в космосе, и охваченные аэром [= туманом], отдушинами же [в оболочке] служат некие трубковидные проходы, через которые виднеются светила, поэтому, когда отдушины закрываются, происходят затмения.

(5) Луна видна то полной, то ущербной вследствие закрытия или открытия проходов. Круг Солнца в двадцать семь раз больше <диаметра Земли, а круг> Луны <~в восемнадцать); выше всего находится Солнце, ниже всего — круги неподвижных звезд. (6) Животные возникают*** по мере того, как солнце выпаривает из них [влагу]. Человек первоначально возник похожим на другое животное, т. е. на рыбу. (7) Ветры возникают от того, что из воздуха выделяются тончайшие пары и, скучившись, приходят в движение; дожди — от испарения, испускаемого из находящихся под солнцем мест, молнии — когда ветер, обрушиваясь на облака, расщепляет их. Родился он в третий год сорок второй олимпиады [610 г. до н. э.].

12. ГЕРМИЙ. Осмеяние языческих философов, 10: Согражданин его [Фалеса] Анаксимандр говорит, что вечное движение — начало, обладающее старшинством над влагой и что от него одно рождается, другое уничтожается.

* 12 а. АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 13. 295 а 9: Поэтому, если теперь Земля покоится насильственно, то и вихревое движение, благодаря которому ее части собрались в центр [космоса], тоже было насильственным. Именно его все считают причиной, основываясь на [наблюдении вихрей], происходящих в жидкостях и в воздухе: в них более крупные и более тяжелые тела всегда устремляются к центру вихря. По мнению всех, кто [в своих космогониях] порождает Небо [= “Вселенную”], это и объясняет, почему Земля собралась в центр, а причину того, что она остается на месте, им приходится искать [ниже следует А 26].

13. ЦИЦЕРОН. Учения академиков, II, 37, 118: Источником, из которого все рождается, он [Анаксимандр] объявил бесконечность природы (infinitas naturae).

ПСЕВДО-АРИСТОТЕЛЬ. О Мелиссе, Ксенофане, Горгии, 2, 10. 975 b 21: Далее, ничто не мешает тому, чтобы Вселенная была одной какой-то формой, как среди прочих полагают Анаксимандр и Анаксимен: первый - утверждая, что Вселенная есть вода и т. д.

14. Мнения философов, I, 3, 3: Анаксимандр, сын Праксиада, милетец, началом сущих полагает бесконечное: из него все возникает и в него все уничтожается. Поэтому и рождаются бесконечные [по числу] космосы и снова уничтожаются в то, из чего возникли. Он объясняет, почему оно безгранично (apeironton): чтобы никогда не иссякало наличное возникновение. Но он ошибается, не говоря, что есть бесконечное: воздух ли оно, или вода, или земля, или какие другие тела. Он ошибается в том, что о материи высказывается, а творящую причину упраздняет. Ведь бесконечное есть не что иное, как материя, но материя не может быть действительностью, если не дана творящая причина. Ср.: АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 7, 207 b 35: Ясно, что бесконечное следует отнести в разряд материальной причины, что оно не субстанция, [а атрибут, причем] негативный атрибут [= лишенность], самосущий же субстрат, [атрибутом которого является бесконечное] — это чувственный континуум. Совершенно очевидно, что и все остальные [философы] рассматривали бесконечное (to apeiron) как материю (hulê), а потому абсурдно полагать его объемлющим (to periechon), а не объемлемым. Там же, 8, 208 а 8: Для того чтобы объяснить неиссякаемость возникновения, нет необходимости постулировать актуально существующее бесконечное чувственное тело, так как уничтожение одной вещи может быть возникновением другой, притом что Вселенная конечна.

15. АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 4.* 202 b 36: [Аристотель приступает к анализу понятия бесконечного (to apeiron), занимающего главы 4—8 III книги “Физики”, и, как обычно, начинает о изложения и критики взглядов предшественников, которые должны служить диалектическим аргументом в пользу его собственной концепции to apeiron]. Свидетельствам того, что рассмотрение бесконечного входит в компетенцию этой [физической] науки, служит тот факт, что все, кто только заслуживающим внимания образом занимался натуральной философией, толковали о бесконечном а все полагают его неким онтологическим началом (arch), но только одни, как, например, пифагорейцы и Платон, — о бесконечном в себе, [т. е.] не как об акциденции чего-то другого [= другой субстанции], но как о самосущей субстанции...

* Там же, 203 а 16: А все натурфилософы всегда полагают в качестве субстрата бесконечного некую иную [=отличную от него] естественную субстанцию (phusis), как-то: воду, воздух или промежуточное между ними [тело].

Там же, 203 b 4:* Логично и то, что все полагают его началом ибо: 1) оно не может быть всуе; 2) оно не может иметь никакого другого значения, кроме значения начала *. В самом деле, всякая вещь либо начало, либо [происходит] из начала, но у бесконечного нет начала, ибо в противном случае у него был бы конец (peras). Кроме того, то, что оно не возникло и неуничтожимо, также [указывает на то, что его следует понимать] как некое начало, ибо то, что возникло, по необходимости должно прийти к концу и всякое уничтожение сопряжено о понятием конца. Поэтому, как мы говорим, у этого [начала] нет начала, но оно само представляется началом других вещей, и “все объемлет”, и “всем правит”, как говорят те, кто не принимает, помимо бесконечного, иных причин, как-то: ум или дружбу. И оно-то и есть божество, ибо оно “бессмертно и не подвержено гибели”, как говорит Анаксимандр и большинство фисиологов. [Следует перечисление пяти источников понятия бесконечности, резюмирующее взгляды различных философов; третий аргумент (203 b 18) — “возникновение и уничтожение могут быть неиссякаемы только в том случае, если [тело], от которого отнимается то, что возникает, бесконечно”, — в “Мнениях философов” приписан Анаксимандру, см. А 14.]

* АРИСТОТЕЛЬ. О небе, А 5. 271 b 2: Существует ли некое бесконечное тело (sôma apeiron), как полагали большинство древних философов, или же это нечто невозможное?

* КЛИМЕНТ АЛЕКС. Протрептик, V, 65 (1, 50, 13 Staehlin): Из прочих философов, которые превзошли элементы и в своем стремлении к новшествам придумали нечто более возвышенное и нетривиальное, одни воспели бесконечное (to apeiron), как, например, Анаксимандр (он был милетцем), Анаксагор Клазоменский и Архелай Афинский, причем оба последних присоединили к бесконечности ум.

16. Свидетельства Аристотеля и комментаторов о “промежуточном” (to metaxu) или “отличном от элементов” (to para ta stoicheia) начале.* АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 7, 988 а 29: Те, кто [полагает материальным началом] воздух, или огонь, или воду, или нечто более плотное, чем огонь, но более тонкое, чем воздух, — ведь и таким тоже полагали первый элемент некоторые.

АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к этому месту, 60, 8: В своем изложении он привел также мнение Анаксимандра, который полагал началом природу, среднюю между воздухом и огнем или между воздухом и водой (о ней говорится и так и так).

АРИСТОТЕЛЬ. Физика, А 4, 187 а 12: В учениях физиков [можно выделить] два способа [в объяснении процесса изменения]. Одни из них, приняв одно сущее тело-субстрат, или одно из трех [=огня, воздуха, воды], или другое, которое плотнее огня, но тоньше воздуха, — прочие [тела] порождают посредством [различий в] плотности и разреженности [первоэлемента] и превращают [его] во множество (а разреженность и плотность суть противоположности...)... Другие же полагают, что противоположности [изначально] наличны в Одном и выделяются из него, как говорит Анаксимандр, и т. д. [см. А 9].

* СИМПЛИКИЙ. Комм. к этому месту, 149, 3: Также и среди физиков одни полагают [началом] единое, другие — многое. У полагающих единое, по его словам, [можно выделить] два способа порождения из него сущих. Все полагают это единое чем-то телесным, но одни из них [полагают это единое] одним из трех элементов; как, например, Фалес и Гиппон — водой, Анаксимен и Диоген — воздухом, Гераклит и Гиппас — огнем (одну только землю никто не счел возможным принять за начало вследствие ее неподверженности изменениям), а некоторые — чем-то отличным от трех элементов: более плотным, чем огонь, но более тонким, чем воздух, или, как он говорит в другом месте, более плотным, чем воздух, но более тонким, чем вода. Александр полагает, что [физик], принявший за начало некую отличную от элементов телесную природу, — Анаксимандр. Однако Порфирий, исходя из того что Аристотель противопоставляет принимающих субстратное тело без определений принимающим один из трех элементов или нечто другое, среднее между огнем и воздухом, говорит, что Анаксимандр полагает субстратное (без определений) тело бесконечным (apeiron), не уточняя его вида [огонь, вода пли воздух]; промежуточное же [тело] Порфирий, как и Николай из Дамаска, приписал Диогену из Аполлонии. Но, по-моему, следуя тексту, естественнее толковать его не в смысле противопоставления [неопределенного субстратного] тела трем элементам и “промежуточному” [телу], но скорее в смысле подразделения на три [элемента, о одной стороны], и “промежуточное” [тело — о другой]: “Тело-субстрат, — говорит [Аристотель], — или одно из трех, или другое, которое плотнее огня, но тоньше воздуха”. Правда, его слова о том, что “они порождают прочие [тела] разреженностью и плотностью”, относятся ко всем вышеназванным [философам] в целом, хотя Анаксимандр, как он сам же говорит, объясняет возникновение не так, а выделением из бесконечного. Но если он именно его считал [физиком], принимающим [за начало] тело без определений, то почему же он привел возникновение путем качественного изменения в качестве их общего мнения? Их всех объединяет то, что они полагают одно начало, но они разделяются на две группы в соответствии со способом возникновения. Одни порождают прочие [тела] из материального единого посредством разреженности и плотности, как Анаксимен.

* Там же, 150, 20: Согласно второму способу, причину [возникновения] усматривают уже не в превращении материи и объясняют возникновение не инаковением (alloiôsis) субстрата, но выделением (ekkrisis). Так, Анаксимандр говорит, что противоположности, содержащиеся-в-наличии в субстратном бесконечном теле (apeiron sôma), выделяются [из него], первым назвав субстрат началом (archê). Противоположности же суть: горячее, холодное, сухое, влажное и др.

АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 5. 204 b 22: [Составного бесконечного тела существовать не может]. Но равным образом не может существовать и простое бесконечное тело — ни в виде того-что-помимо-элементов (to para ta stoicheia), как говорят некоторые, порождая из него элементы, ни вообще. Есть ведь некоторые, кто именно этим [пара-элементным телом] полагают бесконечное (to apeiron), а не воздухом или водой, чтобы один из элементов, будучи бесконечным [~ неограниченным], не уничтожил остальные, поскольку-де [элементы] находятся между собой в отношениях противоположности [~ противоборства, вражды, enantiôsis], как-то: воздух холодный, вода влажная, огонь горячий. Если бы один из них был бесконечен [= неограниченно превосходил остальные], то остальные к настоящему моменту уже [давно] были бы уничтожены. Но в действительности [это не так, и поэтому] они полагают [бесконечным] иное, отличнее” [от них тело], из которого — элементы. Такого тела существовать не может не потому, что оно бесконечно (в этом отношении следует аргументировать одинаково применительно ко всякому телу: и к воде, и к воздуху, и к любому другому), но потому, что, помимо так называемых элементов, никакого другого подобного чувственного тела нет: из чего все [тела] состоят, в то они и разлагаются, так что, помимо воздуха, огня, земли и воды, здесь [=в эмпирии] имелось бы [и пара-элементное тело, из которого возникли элементы], однако ничто [подобное] не наблюдается.

* СИМПЛИКИЙ. Комм. к этому месту, 479, 30: Показав, что никакое естественное тело, составленное из многих [тел], не может быть бесконечным, он показывает затем, что равным образом не может быть и одного простого бесконечного тела. В самом деле, если бы [бесконечное тело] было простым, оно было бы либо одним из четырех элементов, либо чем-то отличным от них, как полагают Анаксимандр и его последователи [принимая за бесконечное] пара-элементное [тело], из которого они порождают элементы. То, что бесконечное не может быть одним из элементов, ясно среди прочего из того, что Анаксимандр, желая, чтобы его [перво-]элемент был бесконечным, отождествил его не с воздухом, огнем или каким-нибудь из четырех элементов, так как последние находятся между собой в отношениях противоположности, и если бы один из них был бесконечен, противоположные [ему] была бы им уничтожены. А то, что пара-элементное бесконечное [тело], полагаемое началом, не только не бесконечно, но и вовсе не существует, он показывает, исходя из предпосылки, согласно которой все, что возникает из чего-либо, в него же и разлагается, как показывает наблюдение. Стало быть, если бы возникновение имело место из того [отличного от элементов] тела, то, помимо четырех, здесь имелось бы еще нечто, во что происходило бы разложение. Однако здесь ничего подобного не наблюдается.

* Там же, 481, 28: По поводу этого текста следует также отметить, что в примерах элементов он назвал воздух холодным, а воду влажной, что у него не в обычае: воздух он [обычно] называет влажным, полагая, что ему в большей мере свойствен отличительный признак влаги — трудно поддаваться определению [оформлению] собственной границей и легко — внешней. То ли он допустил небрежность, приводя пример исключительно ради [иллюстрации] противоположности [элементов], то ли описка вышла.

* АРИСТОТЕЛЬ. Физика, Г 5. 205 а 25: Вот почему ни один из натурфилософов (физиологов) не принял в качестве единого и бесконечного (en kai apeiron) огонь или землю, но либо воду, либо воздух, либо среднее (to meson) между ними. Там же, 205 b 1 Мнение же Анаксагора относительно неподвижности бесконечного абсурдно: он говорит, что бесконечное (to apeiron) подпирает само себя и т. д.

* АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 5. 303 b 10: Некоторые принимают только один [элемент], и причем одни полагают его водой, другие — воздухом, третьи — [телом] более тонким, чем вода, но более плотным, чем воздух, которое, как они говорят, “объемлет все небосводы”, будучи бесконечным... а затем порождают из него остальные [тела] посредством плотности и разреженности.

* АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 1. 328 b 33: Материальный субстрат этих [чувственных тел] одни считают единым, как, например, те, кто полагает его воздухом, огнем или чем-то промежуточным между ними (metaxu ti), причем телом и существующим обособленно... Те, кто принимает одну материю, помимо (para) вышеназванных [четырех элементов], и причем телесную и обособленную, ошибаются: это тело, будучи чувственно воспринимаемым, не может существовать без противоположности [чему-либо]; это бесконечное (to apeiron), которое некоторые полагают началом (archê), по необходимости должно быть либо легким, либо тяжелым, либо холодным, либо горячим.

* АРИСТОТЕЛЬ. О возникновении и уничтожении, В 5. 332 а 20: [Ни один из четырех элементов не может быть субстратом остальных]. Но равным образом им не может быть и нечто иное, помимо (para) них, как, например, нечто среднее (meson) между воздухом и водой или между воздухом и огнем, — более плотное, чем воздух и огонь, но более тонкое, чем вода и воздух. В противном случае оно окажется воздухом а огнем, сочетая [в себе] противоположности, но одна из противоположностей есть отсутствие другой. Следовательно, оно никогда не может существовать обособленно, как это говорят некоторые о бесконечном (to apeiron) и объемлющем (to periechon). См. также:* АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 8, 989 а 14: ...Более плотное, чем воздух, но более тонкое, чем вода; Физика, А 6, 189 b 3: вода, огонь или промежуточное между ними;

Физика, Г 4, 203 а 18: вода, воздух или промежуточное между ними =А 15; Метафизика, А4. 1014 b 33: одни — огонь, другие — землю, третьи — воздух, четвертые — воду, пятые — нечто иное, подобное.

* АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, I 2. 1053 b 14: [Следует ли считать единое самосущей субстанцией, подобно пифагорейцам и Платону, или только атрибутом некого естественного субстрата (phusis)], как полагают натурфилософы: из них один говорит, что единое — это дружба, другой — воздух, третий — бесконечное.

17. АВГУСТИН. О Граде Божием, VIII, 2: Преемником Фалеса стал его слушатель Анаксимандр и изменил воззрение на природу вещей. Ибо не из одной вещи (как Фалес, из влаги), но из своих собственных начал, думал он, рождается всякая вещь. Он полагал, что эти начала единичных вещей бесконечны и порождают бесчисленные миры вместе со всем, что только в них возникает; миры же те, как он считал, то разлагаются, то снова рождаются — каждый сообразно своему жизненному веку [aetas = aiôn], в течение которого он может сохраняться. Но и он также в этом творении вещей не уделил никакой роли божественному уму.

* СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике” 191 а 23; с. 235. 18: Одни из них [первых философов] считали сущее единым и невозникшим, другие — многим, но говорили, что [многое] содержится-в-наличии и “выделяется”, тем самым упраздняя возникновение, подобно Анаксимандру и Анаксагору.

СИМПЛИКИЙ. Комм. к “О небе”, с. 615, 13: Анаксимандр, согражданин и ученик Фалеса... первым признал [первоэлемент] бесконечным, чтобы можно было воспользоваться его изобилием для [объяснения] возникновении. Как считают, он принимал бесконечные [по числу] космосы и каждый из космосов, по его мнению, [возникает] ж” такого бесконечного элемента.

Мнения философов, I, 7, 12: Анаксимандр утверждал, что бесконечные небосводы [миры] суть боги.

ЦИЦЕРОН. О природе богов, I, 10, 25: По мнению Анаксимандра, боги рождены: они возникают и погибают через долгие промежутки времени в при этом суть бесчисленные миры. Но как же мы можем мыслить бога иначе как вечным?

Мнения философов (Стобей), II, 1, 3: Анаксимандр, Анаксимен, Архелай, Ксенофан, Диоген, Левкипп, Демокрит, Эпикур [принимают] бесконечные [по числу] космосы в бесконечном [пространстве] во всех направлениях.

Там же (Стобей), II, 1, 8: Из утверждавших, что космосы бесконечны [по числу], Анаксимандр полагает, что они находятся на равном расстоянии один от другого.

Там же (Стобей), II, 4, 6: Анаксимандр... космос уничтожим.

* АРИСТОТЕЛЬ. Физика, VIII, 1. 250 b 11: Возникло ли некогда движение... или же оно не возникло и не уничтожимо, но всегда было и всегда будет, и причем присуще вещам как нечто бессмертное и непрекращающееся, будучи своего рода жизнью для всего, что существует от природы ... все, кто полагает, что существуют бесчисленные космосы и что одни из космосов возникают, а другие уничтожаются, говорят, что движение вечно, а все, кто признает один [космос], вечный или невечный, и о движении предполагают соответственно. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, с. 1121, 5: Полагающие космосы бесконечными по числу, как, например, сторонники Анаксимандра, Левкиппа и Демокрита, а впоследствии сторонники Эпикура, утверждали, что они возникают и уничтожаются в течение бесконечного времени, причем постоянно одни [космосы] возникают, а другие уничтожаются. Движение они считали вечным, так как без движения невозможны возникновение или уничтожение.

* АРИСТОТЕЛЬ. О небе, А 1. 308 а 17: Абсурдно полагать, что во Вселенной нет верха и низа, как считают некоторые... * СИМПЛИКИЙ. Комм. к этому месту, с. 679, 1: Этого мнения придерживались Анаксимандр и Демокрит, так как они полагали Вселенную бесконечной: ведь в бесконечном [пространстве] нет никакого “верха” или “низа” объективно...

17а. Мнения философов, II, 11, 5 (“О субстанции небосвода”): Анаксимандр: из смеси горячего и холодного.

18. Мнения философов (Стобей), II, 13, 7 (“О субстанции звезд”): Анаксимандр: колесообразные свалявшиеся сгустки аэра, полные огня, в определенном месте выдыхающие из устьев пламя.

Там же, II, 15, 6 (“О порядке светил”): Анаксимандр, Метродор из Хиоса и Кратет: выше всех расположено Солнце, за ним — Луна, под ними — неподвижные звезды и планеты.

Там же, II, 16, 5 [“О движении светил”]: Анаксимандр: [светила] движимы кругами и сферами, к которым каждое [светило] прикреплено.

19. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “О небе”, 291 а 29; 471, 1: Этот вопрос [о порядке планет], говорит [Аристотель], “должен рассматриваться на основании астрономических теорий”, поскольку в них даны доказательства относительно порядка планет, их размеров и расстояний. Учение о размерах и расстояниях первым изобрел Анаксимандр, как сообщает Евдем [“История астрономии”, фр. 146 Wehrli], приписывая при этом открытие [правильного] порядка расположения [планет] пифагорейцам как первооткрывателям. Размеры и расстояния Солнца и Луны до сих пор устанавливались исходя из затмений, которые навели на мысль [об этом] (и вполне вероятно, что это открыл уже Анаксимандр), а [размеры и расстояния] Гермеса [= Меркурия] в Афродиты [= Венеры] — исходя из их соединения с Солнцем и Луной.

20. ПЛИНИЙ. Естественная история, XVIII, 213 [Начало см.: 11 А 18]: [Утренний заход Плеяд], по Анаксимандру, — на 31-й [день после осеннего равноденствия].

21. Мнения философов, II, 20, 1 (“О субстанции Солнца”): Анаксимандр [полагает, что Солнце] — это круг, в двадцать восемь раз больший Земли, подобный колесничному колесу, имеющий полый обод, наполненный огнем, в определенном месте обнаруживающий огонь через устье, словно через трубку-насадку кузнечного меха. Это [отверстие] и есть Солнце.

Там же, II, 21, 1 (“О размере Солнца”): Анаксимандр: Солнце равно Земле, а круг, из которого оно имеет отдушину и которым несомо по кругу, в двадцать семь раз больше Земли.

Там же, II, 24, 2 (“О затмении Солнца”): Анаксимандр: [затмение происходит], когда устье выдыхания огня закрывается.

22. Мнения философов, II, 25, 1 (“О субстанции Луны”): Анаксимандр [полагает, что Луна] — это круг, в девятнадцать раз больший Земли, подобный колесничному колесу, имеющему, как и круг Солнца, полый и наполненный огнем обод, расположенный, как и тот, наклонно и имеющий одну отдушину, словно трубку-насадку кузнечного меха. [Стобей:] Затмения зависят от поворотов колеса.

Там же (Стобей), II, 28, 1 (“Об освещении Луны”): Анаксимандр, Ксенофан, Берос [полагают, что] она имеет собственный свет.

Там же, II, 29, 1 (“О затмении Луны”): Анаксимандр: когда устье в колесе закупоривается.

23. Мнения философов, III, 3, 1 (“О громах, молниях, перунах, престерах и тифонах”): Анаксимандр [полагает, что] все эти [явления] вызываются пневмой; всякий раз, как охваченная со всех сторон густым облаком пневма вырвется наружу благодаря тонкости своих частиц и легкости, разрыв [облака] вызывает грохот, а [образовавшаяся] брешь — просвет на фоне черноты облака.

СЕНЕКА. Естественнонаучные вопросы, II, 18: Анаксимандр причину всех [этих метеоявлений] приписал пневме (spiritus). Громы, говорит он, суть звуки [рас]-шибленного облака. Почему они неодинаковы? Потому что и сама пневма неодинакова [по силе]. Почему [случается, что] и в вёдро громыхает? Потому что и тогда тоже через плотно-густой аэр [= облачный туман], разорвав его, прорывается пневма. А почему иной раз гремит, но без вспышки? Потому что пневма послабее: на пламя у нее не хватило силы, на звук хватило. Что же в таком случае есть вспышка молнии (fulguratio) как таковая? Колебательное движение аэра [= облачного воздуха], который то растягивается, то [снова] собирается в кучу, обнаруживая [на мгновение через просветы] вялый огонь, который не успеет выйти наружу. Что есть перун (fulmen)? Струя более напористой и плотнее сжатой пневмы, [прорвавшей облачную оболочку].

24. Мнения философов (Псевдо-Плутарх) III, 7, 1 (“О ветрах”): Анаксимандр:

ветер есть ток [~ струя] воздуха, тончайшие и наиболее влажные частицы которого приводятся в движение или расплавляются Солнцем.

25. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 10, 2 (“О форме Земли”): Анаксимандр: Земля схожа с барабаном каменной колонны; из плоских поверхностей*** [продолжение сохранилось у Ипполита: А 11, § З].

26. АРИСТОТЕЛЬ. О небе, В 13. 295 b 10: [Причина неподвижности Земли]. Но есть и такие, кто полагает, что Земля покоится вследствие “симметрии” [досл. “равенства”, homoiotès], как, например, из старинных [философов] Анаксимандр. По их мнению, тому, что помещено в центре и равноудалено от всех крайних точек, ничуть не более надлежит двигаться вверх, нежели вниз или в боковые стороны. Но одновременно двигаться в противоположных направлениях невозможно, поэтому оно по необходимости должно покоиться. Эта теория остроумна, но не верна.

ТЕОН СМИРНСКИЙ, о. 198, 18 Hiller [через Деркиллида из Евдема “История астрономии”, фр. 145 Wehrli]: Анаксимандр полагает, что Земля — парящее тело и движется [sic] вокруг центра космоса.

27.* АРИСТОТЕЛЬ. Метеорология, В 1. 353 а 34: [Природа и происхождение моря]. Жившие в старину и занимавшиеся богословием полагают, что у моря есть “истоки” — это дает им возможность говорить о началах и “корнях” земли и моря [ср.: ГЕСИОД. Теогония, от. 738, 807 сл.]. Вероятно, они думали [тем самым] придать величественности и внушающего благоговейный трепет великолепия предмету нашего обсуждения, полагая, что земля и вода составляют громадную часть Вселенной. Остальная же часть Вселенной [букв. “Неба”] образовалась вокруг этого [= околоземного] места и ради него, поскольку-де оно всего ценнее и первоначало.

Там же. 353 b 5: Те ж, кто мудрее в мудрости человеческой, полагают, что море возникло. По их мнению, все околоземное пространство первоначально было жидким; осушаемое Солнцем, оно испарило часть [влаги], произведя ветры в [вызвав] повороты Солнца и Луны, а оставшаяся часть есть море. Поэтому они полагают, что, высыхая, море становится все меньше и в конце концов некогда все будет сухим.* Ср.: Там же, II, 2, 355 а 22:...Для утверждающих, что первоначально даже земля была жидкой, и вследствие того, что Солнце нагревало околоземное пространство (kosmos), возник воздух и увеличилось [в объеме] все Небо, воздух же вызвал ветры и повороты Солнца.

АЛЕКСАНДР АФРОД. Комм. к “Метеорологии” 353 b 6; о. 67, 3: Одни из них полагают море остатком первичной влаги. По их мнению, околоземное пространство было жидким, затем Солнце испарило часть влаги, и из нее произошли ветры и повороты Солнца и Луны — поскольку-де Солнце и Луна также совершают свои повороты вследствие этих паров и испарений, т. е. вокруг тех мест, где имеются обильные запасы влаги для их [питания], а та ее часть, которая осталась во впадинах Земли, есть море. Поэтому-де осушаемое Солнцем море становится все меньше и в конце концов будет некогда сухим. Этого мнения, как сообщает Теофраст [Физические мнения, фр. 23], держались Анаксимандр и Диоген.

Мнения философов (Псевдо-Плутарх), III, 16, 1 (“О море: как оно образовалось и чем объясняется его горький вкус”): Анаксимандр говорит, что море — остаток первичной влаги, большую часть которой осушил огонь, а оставшаяся часть изменилась [в горько-соленую] вследствие обжига.

28. АММИАН МАРЦЕЛЛИН. XVII, 7, 12: [Древние теории землетрясений]. Анаксимандр говорит, что, высыхая от чрезмерной сухости зноя или [пропитываясь] влагой после ливней, земля разверзает огромные трещины, в которые проникает горний воздух, неистовый и чрезмерный, и, сотрясенная через эти [трещины] яростной пневмой (spiritus), она колеблется в своих основаниях. Поэтому ужасы такого рода случаются либо во времена удушливого зноя, либо от чрезмерного пролития небесных вод.

29. ФЕОДОРИТ. Лечение эллинских недугов, V, 18 (Dox. 387): Анаксимен, Анаксимандр, Анаксагор и Архелай полагали, что природа души воздушна.

30. Мнения философов (Псевдо-Плутарх), V, 19, 4 (“О происхождении животных... "): Анаксимандр: первые животные были рождены во влаге, заключенные внутрь иглистой скорлупы; о возрастом они стали выходить на сушу и, после того как скорлупа лопнула и облупилась, они прожили еще недолгое время.

ЦЕНЗОРИН. О дне рождения, 4, 7: По мнению Анаксимандра Милетского, из нагретой воды с землей возникли то ли рыбы, то ли чрезвычайно похожие на рыб животные; в них сложились люди, причем [человеческие] детеныши удерживались внутри [утробы рыбоподобных существ] вплоть до [достижения] зрелости: лишь тогда те лопнули, и мужчины и женщины, уже способные прокормить себя, вышли наружу.

ПЛУТАРХ. Застольные вопросы, VIII, 8, 4; 730 D—F: [Параллели к пифагорейскому запрету на жертвоприношение и вкушение рыбы]. Жрецы Посейдона в Лептисе, которых мы называем иеромнемонами, рыбы не вкушают, ибо сей бог именуется Рождающим. Потомки же древнего Эллина приносят жертвы и Посейдону Отчеродному, полагая, подобно сирийцам, что человек произрос из влажного естества; а потому и почитают рыбу как своего родственника и молочного брата. В этом они философствуют сообразнее Анаксимандра: ведь по его высказываниям, [дело обстоит] не так, что рыбы и люди [зародились] в одной и той же [стихии], но что люди первоначально зародились внутри рыб; были вскормлены подобно акулам и только после того, как оказались в состоянии прийти на помощь самим себе, вышли наружу и достигли земли. По словам того, кто вставил в творения Геоиода [поэму] “Свадьба Кеика” [фр. 267 Merkelbach—West], огонь пожирал лес, из которого возгорелся, сущий ему матерью и отцом. Так и Анаксимандр, объявив рыбу общим отцом и матерью людей, отвратил их от поедания [ее].

 

В. ФРАГМЕНТЫ

 

1. СИМПЛИКИЙ. Комм. к “Физике”, 24, 17 (ср. А 9): ... некую иную бесконечную природу, из которой рождаются все небосводы и заключенные в них космосы. “А из каких [начал] вещам рожденье, в те же самые и гибель совершается по роковой задолженности, ибо они выплачивают друг другу правозаконное возмещение неправды [= ущерба] в назначенный срок времени”, как он сам говорит об этом довольно поэтическими словами.

* 1 а. Парафразы фрагмента В 1: ГЕРАКЛИТ-АЛЛЕГОРИСТ. Гомеровские вопросы, 22, 10: Все, что возникает из каких-либо [элементов], в них же и разлагается при уничтожении, как если бы природа взыскивала под конец те долги, которые она ссудила в начале.

ФИЛОН АЛЕКС. О потомстве Каина, 5: При разложении трупов на элементы доли [каждого элемента] снова выделяются в те стихии Вселенной, из которых они [= живые существа] образовались: каждый возвращает одолженную ему ссуду природе-заимодавцу в неравные [для различных существ] сроки, когда ей будет угодно взыскать причитающиеся ей долги.

ИОАНН ЛИДИЙСКИЙ. О месяцах, IV, 40; стр. 97, 20 Wünsch: Древние ожигали тела мертвых, превращая их в эфир вместе о душой: подобно тому, как душа огненна и стремится вверх, так тело — тяжелое, холодное и клонится вниз. Стало быть, они думали, что истребляют самый образ тела огненным очищением. Неверно воззрение Анаксимандра, который утверждал, что эта Вселенная произошла из огня, и что-де поэтому древние предавали тела огню, или воззрение стоиков, по которому [древние] ожидали мирового пожара (экпирозы) и потому, мол, испепеляли мертвых. Ведь подобное разложение тел на элементы [т. е. кремация] намного древнее философских учений. [См. также ГИППОКРАТ. О природе человека, З].

2. ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 6, 1 [=А 11]:... Некая природа бесконечного, из которой рождаются небосводы и [находящиеся] в них космосы; она вечна и нестареюща и объемлет [~ содержит в себе] все небосводы. Ср. А 9.

3. АРИСТОТЕЛЬ. О небе, Г 5. 303 b 12= А 16.

4. Мнения философов, II, 20, 1; II, 25, 1 [=А 21—22]: [Колеса Солнца и Луны выдыхают через устья огонь], словно через трубку-насадку кузнечного меха.

5. Мнения философов, III, 10, 2 [=А 25, ср. А 11, § 3]: Земля схожа о барабаном каменной колонны. [Аутентичен также термин phloios, обозначающий как “скорлупу” [кожу] первых животных [А 30], так и “кору” мирового зародыша [А 10].

 

Dubia

 

1. ОЛИМПИОДОР. О священном искусстве философского камня, гл. 25; Coll. alch. gr. т. III, с. 83 Berthelot: Анаксимандр полагал началом промежуточное вещество (to metaxu). Под промежуточным веществом я разумею пар или дым, так как пар есть нечто промежуточное между огнем и землей. Вообще все промежуточное между горячими я жидкими [веществами] есть пар, а между горячими и сухими — дым.

Там же, гл. 27, с. 84: И Анаксимандр принимал промежуточное вещество, то есть дым или пар.

2. АРИСТОТЕЛЬ. О небе, 284 а 2 (“древние и отеческие воззрения” о непрекращающемся и “объемлющем” движении неба): см. гл. 24, Dubia.

3. ТЕОФPACT. Об огне, §§ 3—4: Пламя как бы постоянно находится в возникновении и подобно движению. Возникая, оно в то же время погибает, а когда кончается горючее, то погибает и сам огонь. Именно это имели в виду древние, когда говорили, что “огонь всегда ищет пищу” — в том смысле, что без дров он не может существовать.

4.АХИЛЛ. Введение к “Феноменам” Арата, 4. с. 34, 3-12 Maass: To, что земля остается неподвижной, поясняют на следующем примере. Если в надувной пузырь положить просяное зерно или зернышко чечевицы, а затем надуть его и наполнить воздухом, то зернышко окажется неподвижным во взвешенном состоянии в центре пузыря; так и земля, испытывая толчки воздуха со всех сторон, пребывает неподвижно в состоянии равновесия в центре [космоса]. Или другой пример: если взять некое тело, привязать к нему со всех сторон {с обеих сторон} веревки, и дать кому-то тянуть, соблюдая точное равновесие, то окажется, что, когда его равномерно тянут во все стороны, оно остается неподвижным. Ксенофан, однако, отрицает, что земля парит в воздухе и т. д. [следует 21 В 28]. Ср. 12 А 26.

5. ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ. Историческая библиотека, I, 7, 1: [По мнению “авторитетнейших фисиологов”, признающих космос возникшим и уничтожимым], при изначальном образовании всего земля и небо имели единый облик, поскольку естество их было смешано. Затем, после того как тела [=элементы] отделились одно от другого, космос воспринял все ныне видимое в нем устройство. При этом воздух приобрел непрерывное движение, причем огнистая часть его стеклась в самые горние места, поскольку подобной природе в силу легкости свойственно устремляться вверх, (по этой причине Солнце и прочее множество светил были вовлечены во всеобщий вихрь), а илистая и мутная [часть] в сочетании с жидкой консистенцией осела в одно и то же место в силу тяжести. (2) Непрерывно вращаясь вокруг своей оси и сбиваясь в комок, она произвела из жидких [частиц] море, а из более твердых — землю, [поначалу] грязеобразную и совершенно мягкую. (3) Когда же воссиял огонь солнца, земля сперва затвердела, а затем, поскольку от нагревания поверхность [ее] забродила, некоторые из влажных веществ во многих местах вздулись [пузырями], в этих местах возникли гнильцы, покрытые тонкими оболочками, что и теперь еще наблюдается в топях и болотистых местах, когда после охлаждения местности воздух внезапно, а не путем постепенного изменения становится раскаленным. (4) Как только влажные вещества стали живородить от нагревания указанным образом, [гнильцы] начали по ночам получать пищу из тумана [в виде росы], выпадающей из окружающего [воздуха], а днем отвердевать от жара. Наконец, когда утробные зародыши, вынашиваемые [в гнильцах-пузырях], выросли до зрелого состояния, обожженные оболочки растрескались и произошли всевозможные породы животных.