www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XIV

Ю. А. Лобода

ТРАНСФОРМАЦИЯ ЗНАЧЕНИЯ КАТЕГОРИИ «СУЖДЕНИЕ»
В ГРЕКО-РИМСКОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ
(К ВОПРОСУ О ЛОГИКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АНАЛИЗЕ ДЕСТРУКЦИИ М.ХАЙДЕГГЕРА)

Опыт деструкции метафизики, проведенный М.Хайдеггером, кроме впечатлений фундаментальности и радикальности вызывает также вполне правомерный вопрос – можем ли мы верить автору, насколько он доказателен и достаточно ли обоснованы его положения, относящиеся к переосмыслению истории западноевропейской метафизики? Если мы задаемся вопросом о верификации как методе, присущем «наукам о природе», то ответ на поставленный таким образом вопрос не будет иметь смысла – экзистенция исходит из понятия очевидности, переживание не подпадает под верификацию. Значит, вопрос следует ставить иначе. Как один из вариантов альтернативного доказательства одного из тезисов реинтерпретации истории метафизики М.Хайдеггера может быть рассмотрен системно-культурологический подход.

Итак, вкратце рассмотрим вывод, которому приходит М.Хайдеггер в результате предпринятой им деструкции истории онтологии – вследствие исходного неразличения бытия и сущего произошло забвение бытия, что привело к становлению субъективизма и доминированию технократизма в мировоззрении современного человека. Как известно, деструкция у М.Хайдеггера – это реинтерпретация истории онтологии, автор ставит вопрос о бытии как изначальный и единственный. Но если он связывает онтологию и культуру, то, следовательно, в исходном (для европейского мышления - древнегреческом) опыте мышления должны наблюдаться гомогенные онтологическим культурные феномены.

Рассмотрим понятие, которое является омонимичным для двух разных сфер культуры – логики и институту суда в древнем мире – понятие «суждение». Оно является знаковым для данного рассмотрения в силу того, что из трех форм абстрактного мышления – понятия, суждения, умозаключения – именно в суждении истина может конституироваться непосредственным образом. Более того, можно предположить о существовании сущностных корреляций между логической категорией и институтом суда как общественным явлением с возможными последующими трансформациями.

Уже в архаических текстах мы находим важную особенность древнегреческого понимания основы всякого суда – понятия справедливости. Она персонифицирована (богиня Дикэ – «от Фемиды, дочери Урана, родились у Зевса дочери Оры – Эйрена, Эвномия и Дика» [1, с. 6]), ей подчиняются боги:

Есть еще дева великая Дике, рожденная Зевсом,
Славная, чтимая всеми богами, жильцами Олимпа.
Если неправым деяньем ее оскорбят и обидят,
Подле родителя-Зевса немедля садится богиня
И о неправде людской сообщает ему.

Hes. Op.et Dies, 256-260
(Пер. В.Н.Ярхо)

Таким образом, для грека справедливость – это высшая сила, за нарушения принципа которой последует неотвратимое возмездие. Гомер описывает судопроизводство как священный обряд:

...а старцы градские
Молча на тесанных камнях сидят средь священного круга;
Скипетры в руки приемлют от вестников звонкоголосых;
С ними встают и один за другим свой суд произносят.
В круге пред ними лежат два таланта чистого злата,
Мзда для того, кто из них справедливее право докажет.

Hom. Il., 18, 503-508
(Пер. Н.И. Гнедича)

У Парменида богиня Дикэ – основа мироздания, принцип существования всех вещей:

...рождаться чему-либо, кроме него самого. Вот почему
Правда (Дикэ) не отпустила [сущее] рождаться или гибнуть, ослабив оковы,
Но держит крепко.

(Parm. B 13-15) (Пер. А.В. Лебедева)

Таким образом, можно говорить об объективности как существенном признаке архаичного греческого понимания справедливости. Место осуществления справедливости – суд – также в древнегреческом контексте имеет свою специфику. В V-IV веках это гелиея, Суд присяжных, не знавший института государственных обвинителей, насчитывавшая 6 тыс. граждан, являвшийся высшим судебным органом. Можно предположить, такая организация судового органа максимально исключала «человеческий фактор» (подкуп, ошибку и т.д.). В целом же можно сказать, что логический акт суждения формально тождественен судовому разбирательству: в суждении мы что-то утверждаем или отрицаем о предмете и его признаках или отношениях между предметами, на суде происходит определение виновности или невиновности подсудимого (или о правоте истца или ответчика), в случае виновности определяется мера наказания. В обоих случаях вероятны два исхода – истина или ложь, справедливость или несправедливость.

В древнегреческом языке значение «судить» передает слово dikadzo имеет следующие значения: 1. Судить, выносить суждение. 2. Решать, определять, судить о чем-то. 3. Осуждать, порицать. 4. Защищать подсудимого. 5. Выностить решение в деле [2]. Сходные значения в латинском имеют следующие слова: judico, praejudico, conscisco. В современных европейских языках лексема «суд» (общественный институт) является исходной для деривата «судить» (осуществлять правосудие, устанавливать связь между понятиями) – в англ. «Judge» судья, «to judge» - судить, полагать, оценивать; в нем. Urteil – приговор, мнение; во фр. – «juger» - судить, «jugement» - судить. Здесь показательно, что Аристотель для обозначения суждения вводит понятие «высказывающая речь»: «Но не всякая речь есть высказывающая речь, а лишь та, в которой содержится истинность или ложность чего-либо» [3, с. 95]). Позже в латинской традиции этот подход послужит причиной возникновения понятия «propositio» (совр. англ. proposition) – ср. у Фомы Аквинского «De propositionibus modalibus». Но все же доминирующим стал вариант «iudicio» - ср. у Цицерона «Quamquam oriretur a sensibus tamen non esse iudicium veritatis in sensibus. mentem volebant rerum» [4, с. 70].

Сущностные трансформации происходят также в пантеоне. Греческая Дикэ обретает свой аналог в римских культах Юстиции и Эквитас. Кроме различий в самой религиозности греков и римлян, будет нелишним сказать, что культ Юстиции ввел император Тиберий, известный своими пороками. Римская богиня может быть благосклонной – все зависит от жертвоприношения; греческая – сурова и непреклонна. Верховный судья Римской империи – цезарь, решение зависит от его мнения, справедливость перестает быть космическим законом.

Этого вопроса касается и М.Хайдеггер, правда, в теологическом ключе: «Истина сущего в смысле присущей субъектности самодостоверности есть как достоверность (certitudo), в сущности о-правдание представления и всего в нем представляемого перед присущей ему самому ясностью. Оправдание же (justificatio) — это совершение iustitia, и тем самым само Правосудие. Субъект, будучи субъектом всегда и везде, удостоверяется в самом себе — заручается достоверностью самого себя. Он оправдывает себя перед полагаемыми им же самим притязаниями на справедливость» [5].

Таким образом, проследив трансформацию значения категории «суждение» на примерах греческого архаического и древнеримского этапов, можно сказать, что факторами становления новоевропейского субъективизма с вытекающими отсюда последствиями могут рассматриваться иные, неонтологические механизмы культуры (включая общественную и экономическую жизнь), но при этом никоим образом не ставящие базовую концепцию М.Хайдеггера под сомнение.


Лобода Юрий Александрович - преподаватель кафедры философии Днепропетровского национального университета, e-mail: loboda_ur@yahoo.com

ЛИТЕРАТУРА
[1]. Аполлодор. Мифологическая библиотека. Л.: Наука, 1972.
[2]. H. G. Liddell, R. Scott, A Greek-English Lexicon www.perseus.tufts.edu
[3]. Аристотель. Об истолковании // Соч. в 4-х т. М.: 1978.
[4]. Марк Туллий Цицерон. Учение академиков. М.: Индрик, 2004.
[5]. М.Хайдеггер. Слова Ницше «Бог мертв».

© СМУ, 2006 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ