www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XIV

Д. В. Шмонин

«О СПРАВЕДЛИВОСТИ И ПРАВЕ» ДОМИНГО ДЕ СОТО
(ТОМИСТСКИЙ АРИСТОТЕЛИЗМ САЛАМАНКСКОЙ ШКОЛЫ XVI В.
И ТЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ПРАВА)*

Саламанкская школа теологов и правоведов сложилась в одном из ведущих учебных заведений Испании, где значительным влиянием обладали доминиканские профессора, традиционно следовавшие в своих учениях томистско-аристотелевской схоластике.

Основателем школы, главную роль в которой играли доминиканцы, профессора теологического факультета Саламанкского университета, стал Франсиско де Виториа (1492-1546). К первому поколению школы относится также Доминго де Сото (1495-1560). Ко второму поколению причисляются ученики Витории и Сото – профессора Мельчор Кано (1509-1560), Мансио де Корпус Кристи (ок. 1507-1576) и др. Третье поколение школы составили ученики Кано, Мансио и других: Хуан де Гевара (1518-1600), Бартоломе де Медина (1527-1580), Доминго Баньес (1528-1604). Всех их объединяли стиль, дух, сочетавшие традиции средневековой схоластики и характерный для ренессансного гуманизма историко-критический метод, который успешно применялся доминиканцами для осмысления теологических проблем.

С теоретической деятельностью Саламанкской школы связан процесс становления моральной теологии как самостоятельной дисциплины, которое относится к XVI столетию. Появляются специализированные сочинения «О справедливости и праве» («De justitia et jure») и «О законах» («De legibus»). Автором первого такого трактата стал Доминго де Сото.

Трактат Сото «О справедливости...» отражает динамизм моральной теологии, ее открытость и стремление к осмыслению современной жизни. Особенно явным это становится, когда Сото обращается к частным морально-правовым вопросам, таким как вопросы собственности, экономики, коммерции, случаи нарушения закона и незаконность как оппозиция праву и как несправедливость.

Доминго де Сото родился в Сеговии в 1495 г. Начав обучение в Алкале, Сото уже в 1517 г. отправляется для продолжения образования в Париж, с 1519 по 1524 вновь в Алкале, где он завершает богословский курс, получает степени бакалавра и лиценциата теологии (1522) и приобретает преподавательский опыт. В 1524 г. Сото вступает в доминиканский орден, а осенью следующего года отправляется в Саламанку для преподавательской работы. Сото принимают в конвент св. Эстебана, где он и пробудет (если не считать ряд путешествий) до конца своей жизни в 1560 г. Здесь Сото формируется как самостоятельный мыслитель, читает курсы комментариев к «Сентенциям» Петра Ломбардского и к первой части «Суммы теологии» Фомы Аквината. Это делает его известным в университетских кругах и когда осенью 1532 г. место профессора второй по значимости университетской кафедры («кафедры первого вечернего часа») В течение последующих полутора десятилетий Сото комментирует всю «Сумму» и значительную часть «Сентенций», выполняет множество различных административных обязанностей в университете.

Важную роль сыграл Сото в ходе Тридентского собора, на котором он присутствовал и в качестве одного из официальных представителей императора Карла V участвовал во многих дискуссиях. По возвращении в 1550 г. Саламанку Сото вновь погружается в издательскую и церковную работу. В 1552 г. его назначают на «первую кафедру», где он сменяет Мельчора Кано и работает до января 1556 г., пока болезнь не заставила его подать в отставку. Но до своей смерти в 1560 г. Сото продолжал напряженную писательскую работу.

Саламанкский теолог оставил весьма значительное письменное наследие. Помимо упомянутого трактата «О природе и благодати» следует отметить 11 актовых лекций (носивших, напомним, название relectio), из которых девять сохранились и к настоящему времени опубликованы полностью, «Сумма христианской доктрины»,а также, наряду с другими произведениями, «Комментарий на IV книги “Сентенций”» (1558-1560), который сложился из материалов многократно читавшегося курса. Исследователи обращают внимание на метод теологии Сото, который, по нашему мнению, скорее следовало бы назвать методом или стилем философствования, а то, что Сото именовал теологией, по сути дела являлось философскими основаниями морали, права, теории государства и т.п. В общем этот метод или стиль соответствовал новому времени, поскольку Сото прекрасно понимал: то, что в XIII в. могло быть принято без доказательств, в XVI столетии требовало аргументации.

Развитие этой идеи мы рассмотрим на примере упоминавшегося сочинения, которое принесло Сото наибольшую известность - трактата «О справедливости и праве» («De justitia et jure»), в котором явственно проступают контуры новой этической и правовой доктрины.

Материалом для трактата «De justitia» послужила «Сумма теологии».[1] В прологе к трактату теолог объясняет мотив своей работы. Несмотря на то, говорит Сото, что в соответствии с планом преподавания ему было необходимо составить комментарии к «учителю сентенций» [2] и к св. Фоме, он, Сото, в своей писательской деятельности отошел от этого плана. [3] Это произошло не потому, что он провозглашает некую новую доктрину, но потому, что ему показалось целесообразным написать оригинальный трактат, устроенный в соответствии с собственными представлении о порядке изложения проблемы:

«Мне показалось более подходящим, — пишет Сото, — выпустить в свет новую работу, в которой рассматривается все в бoльшем порядке, чтобы не привязывать мои комментарии к его (Фомы Аквината. — Д.Ш.) тексту» [4].

Обратим внимание на слово «новый», являющееся в данном контексте ключевым. Новое время, новые культурные, политические, экономические и иные явления требовали новых способов применения морали. Трактат отражает динамизм моральной теологии, ее открытость и стремление к осмыслению современной жизни, чего уже не могла дать традиционная теология нравственных законов (она же христианская нормативная этика), бесконечно воспроизводившая то, как «надо вообще», отдаляя тем самым должное от сущего. В определенном смысле этот трактат начинает возрождение прежней казуистической морали [5], но, вместе с тем, «…это образцовый пример томизма Саламанкской школы, в котором философия Аквината усвоена, обогащена и приложена к новым проблемам времени» [6].

«О справедливости» вышел первым изданием в 1553 г., а уже в 1556 г. по требованиям читателей было предпринято 2-е издание [7]. Несмотря на то, что в основе книги лежали материалы лекций по томистской теологии, сочинение действительно следует оценивать как самостоятельный трактат, предмет которого – справедливость и важнейшая форма существования последней – право (естественное, позитивное и международное). Десять книг трактата делят содержание на 3 группы проблем. Первый описывает теологические основания морали и справедливость как таковую, второй – справедливость как юстицию, правосудие, а третий блок посвящен религии как воплощению (или как варианту воплощения) справедливости.

Схема трактата следующая:

книги 1-2 представляют собой трактат «О законах», который в принципе может рассматриваться как самостоятельное произведение. Здесь речь идет как о законе вообще, так и о частных случаях законов. Причем если в 1-й книге дается общая классификация и говорится о вечном, естественном и человеческом видах законодательства, то 2-я книга трактует о законе в другом – библейском – смысле. Во 2-й книге анализируются «закон» и «благодать», т.е. Ветхий и Новый заветы, рассматриваются взаимные дополнения и различия между нормами моисеевыми и нормами евангельскими. Книга 3 имеет объектом изучения право как предмет (и воплощение) справедливости в человеческом обществе. Поэтому рассматриваются более подробно право естественное, позитивное и международное («право народов»). Там же справедливость, или «юстиция с большой буквы», описывается как моральная добродетель;

далее Сото обращается к частным морально-правовым вопросам, представляющимся ему наиболее актуальными. Книга 4 (она носит название «О владении» - «De dominio») посвящена вопросам собственности – ее статусу, сохранению, защите, передаче в различных случаях, от наследования до войны. Здесь же – отметим этот факт, весьма показательный для «торгово-предпринимательски» ориентированного XVI в. – рассматриваются вопросы экономики, коммерции. В книге 5 разбираются нарушения закона и незаконность как оппозиция праву и как несправедливость. В том числе Сото пишет о конкретных формах проявления преступлений – кражах, нанесении телесных повреждений людям, наконец, об убийстве. Книга 6 продолжает эту тему, рассматривая сферу экономических преступлений и их связь с моральными нормами. Анализируются ростовщичество, банковская деятельность, различные формы обмана в этой деятельности, несправедливые договоры и проч. Другими словами, Сото разбирает проблемы, имеющие огромную практическую значимость, причем скорее моральную, чем правовую, поскольку «схватывает» процессы, происходящие на его глазах и нуждающиеся в философском осмыслении. При этом, вновь и вновь подчеркнем это, фундаментом его рассуждений является томистская схоластика, которая здесь выступает в качестве моральной теологии, в основе которой, в свою очередь, лежит христианская религия;

все это разворачивается в содержании книг 7, 8, 9 и 10, которые описывают связь морали, права и религии. Религия, как мы уже заметили, является одним из выражений права, точнее «правообразующим субъектом». Поэтому Сото последовательно рассматривает все то, что связано с регулятивами взаимоотношений людей в религиозной сфере. Книга 7 рассматривает церковные обеты, книга 8 – клятвы и прочие обязательства, книга 9 – жертвы и таинства, а последняя, десятая, книга посвящена власти высшего духовенства [8].

обратим внимание на книгу 6, описывающую морально-правовые проблемы экономики, поскольку последняя в XVI столетии еще не являлась разработанной наукой, но по вполне понятным причинам вызывала живой интерес людей. В книге 13 вопросов, в которых рассматриваются ростовщичество (причем подробно комментируются различные виды ссуд) [9], договоры по коммерческим сделкам [10], налоги, подати, страхование имущества, обмен (конвертация) денег, сравнительная стоимость денег разных стран и вообще различные виды обменов. Разумеется, общеизвестно, что и в Средние века хозяйственно-экономические проблемы становились предметом рассмотрения схоластики (достаточно вспомнить Фому Аквинского [11]); да и в XVI в. Сото не был первым, кто писал на эти темы [12]. Но, тем не менее, весьма интересной, на наш взгляд, является прямая связь, которую Сото проводит между моралью, правом и деловой практикой;

торговля (negotiatio), например, по Сото, сама по себе не есть ни добро, ни зло; ее законность и справедливость не вызывают сомнений, но следует осознавать, что коммерция потенциально содержит в себе риск для торговца вступить в противоречие с законом и справедливостью. Другими словами, нет «плохой торговли», встречаются «плохие торговцы» [13];

непросто выявить случаи, когда торговец выходит за рамки моральных установлений и законодательных норм. Так, торговля «по высоким ценам» иногда является честной, а иногда – нет. С одной стороны, торговцы обязаны покрывать издержки, т.е. не работать себе в убыток, с другой, иногда они стремятся нажиться не сложившейся ситуации. (Надо полагать, что Сото, которому приходилось быть «продовольственным комиссаром» университета в условиях неурожая в Испании, и вообще руководить целым хозяйственным субъектом – конвентом св. Эстебана, хорошо понимал, о чем идет речь.) Так вот, по мнению Сото, вопросы ценообразования не могут быть решены однозначно на уровне моральных правил. В то же время, полагает он, эту проблему нельзя пускать на самотек, отдавая ее решение самим коммерсантам. Существуют некоторые критерии, и теолог их описывает в шестой книге трактата «О справедливости». Так, стоимость вещи зависит: от пользы, которую она принесет покупателю (или человеку, для которого она была произведена), от ее необходимости, от богатства покупателя, от работы коммерсанта, от коммерческих рисков и конъюнктуры, от законов, по которым осуществляется обмен;

общий вывод, который делает Сото, таков: неправедным, несправедливым и незаконным является продажа по ценам, которые далеки от «требований реальности» [14].

Возможно, наш пример может показаться далеким от теории права и от «этики как науки». Но он, на наш взгляд, подтверждает, что теологов Саламанкской школы интересует динамичный окружающий мир, будь то мир природы или общество, или связывающая весь мир воедино сфера человеческой нравственности, которую и рассматривает teologia moralis.


*Работа выполнена при поддержке Гранта Президента МД 4049.2005.6.

ПРИМЕЧАНИЯ
[1] I часть II части – о законодательстве и законах во всех смыслах (q. 90-108);II часть II части (q. 57-88) – о добродетелях и справедливости. назад
[2] Т.е. к Петру Ломбардскому. назад
[3] Soto D. de. De justitia et jure: En 5 vols. Madrid, 1967-1968. Vol. 1. Prologo. P. 5. назад
[4] Soto D. de. De justitia et jure. P. 6. назад
[5] См об этом: Суворов Н. Казуистика и пробабилизм // Юридический вестник. 1889. Ноябрь. Т. III. № 9–12; Бродский А. И. Casus conscientiae. Казуистика и пробабилизм с точки зрения современной этики // Homo philosophans. К 60-летию профессора К.А. Сергеева. СПб, 2002. С. 279-294. назад
[6] Belda Plans J. La Escuela de Salamanca. P. 491. назад
[7] До конца XVI в. в свет вышли 24 издания этого трактата. См. об этом и других сочинениях испанских мыслителей в библиографическом описании: Filosofia espanola y portuguesa de 1500 a 1650 / Junta del centenario de Suarez. Exposicion bibliografica / Biblioteca nacional. Madrid, 1948. назад
[8] Книга 10 связана с тематикой Тридентского собора; в ней обсуждается ответственность за полученное от Христа право руководить верующими. В т.ч. по весьма чувствительному в то время вопросу о епископских резиденциях Сото высказывается за необходимость для архипастырей жить в своих епархиях, показывая остальному духовенству пример ревностного служения Богу. назад
[9] Soto D. de. De jure et justitia. Lib. VI. Quest. 1., art. 1-6. назад
[10] Soto D. de. De jure et justitia. Lib. VI. Quest. 2-3. назад
[11] Майбурд Е. М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров. М., 1996. С. 48-56. назад
[12] Майбурд Е. М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров. С.57-70. назад
[13] Soto D. de. De jure et justitia. Lib. VI. Quest. 2, art. 2. назад
[14] Soto D. de. De jure et justitia. Lib. VI. Quest. 4, art. 1-2. Этот сюжет комментирует Х. Бельда: Belda Plans J. La Escuela de Salamanca. P. 494-495. назад

© СМУ, 2006 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ