www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ XIV

Ю. Е. Смагин

Н. КУЗАНСКИЙ О СУЩНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ.

Идея человечества и конкретного человека у Н. Кузанского неразрывно связана с целостным и основополагающим принципом «учёного незнания» и строится по аналогии «абсолютный – конкретный максимум». Человеческая природа по Н. Кузанскому представлена в качестве наивысшего и самого значительного божественного творения, то есть она пребывает над всеми тварными созданиями Бога и «лишь немного пониже ангелов». «Если человечество будешь рассматривать в виде некоего абсолютного бытия, ни с чем не смешивающегося и ни во что не конкретизируемое, и рассмотришь человека, в котором это абсолютное человечество пребывает и от которого происходит конкретное человечество отдельного человека, то абсолютное человечество будет как бы подобием Бога, а конкретное - подобием Вселенной»[1]. Эта идея направлена на очерчивание существенного различия между обусловленным и необусловленным, человеческим и божественным, конечным и бесконечным. Человеческая природа оказывается обожествлённой и потому уже не находится в строго градуированно-определённом иерархическом порядке, а образует «срединную природу», то есть оказывается связующим звеном; совпадение противоположностей (coincidentia oppositorum) находит своё выражение в самой человеческой природе: «Как высшая ступень низших и низшая ступень высших порядков она свёрнуто заключает в себе все природы»[2]. А поскольку человеческая природа включает в себя в свёрнутом виде «разумную и чувственную природы» и «стягивает» в себя всю Вселенную, поэтому она и является микрокосмом. «Но именно человеческая природа, вознесённая над всеми созданиями Бога и немного уступающая ангелам, свёртывает в себе и разумную и чувственную природы, сочетает внутри себя всё в мире и за то справедливо именуется древними философами микрокосмом, малым миром»[3].

Имманентное для всего сущего «совпадение противоположностей» воплощается в человеческой природе. Соотношение «свёрнутого» в Боге максимума и «развёрнутой» в космосе ограниченной бесконечности находит своё отражение в «макрокосме» человеческой природы, то есть она такова, что, поскольку возведена в соединение с максимальностью, становится полнотой абсолютно всех тотальных и конкретных совершенств. Всё это происходит, по мысли Н. Кузанского, таким образом, что природа человечества возведена в наивысшую степень. Человеческая природа достигает «полноты всех совершенств» или божественности будучи только в своей цельности /целостности/, в отдельном же человеке она находится лишь в ограниченном состоянии, «…человек существует только конкретно, поэтому подняться до соединения с максимумом было бы возможно только одному, воплотившему в себе всю истину человека. Такой поистине был бы человеком так же, как и Богом, и Богом так же, как человеком, - совершенством Вселенной, имеющим первенство во всём»[4]. Подобное соединение божественного и конкретной человеческой природы посредством Бога-человека или человека-Бога, который сочетает в себе совпадение противоположностей, осуществляется в философии Н. Кузанского. Соединение бесконечного максимума и конечной человеческой природы воплощается у кардинала римско-католической Церкви в образе Иисуса Христа (Natura media), который словно бы «оплотняет» бесконечное и конечное в слитно-единое. И это единство не акцидентальное, а существенное: оно не означает некое просто «совпадение» разделённых в самих себе вещей, скорее оно выражает то, что, безусловно, требуется первоначальная и необходимая связь двух противоположных моментов. Natura media должна быть так образована, чтобы включать и высшее, и низшее в их тотальности, чтобы через Иисуса Христа «…все вещи получили бы начало и конечную цель своего конкретного существования… и исходили бы из абсолютного максимума в конкретное бытие и восходили бы к абсолюту»[5]. Иисус Христос, как максимум низшего и минимум высшего мира, охватывает весь Универсум со всеми его возможными формами, то есть по Н. Кузанскому, Мессия словно бы «осложняет» их в себе. Абсолютная, наисовершеннейшая человеческая природа Иисуса Христа являет собой «свёртывание» человеческой природы, подобно тому, как целостный космос пребывает в Боге в «свёрнутом» виде. Поскольку Иисус Христос является выражением высшего и наиболее полного совершенства человечества, означает его идею и сущность, включает в себя все вещи, тогда в человеке, как микрокосме, отражается весь бесконечный макрокосм со всеми его линиями и стихиями. Н. Кузанский рассматривает Иисуса Христа как наиболее полное и высшее совершенство человеческой природы, тогда и человек есть Бог, но Бог не в абсолютном смысле, а как «развёртывание», а потому ограничение божественного начала, подобно тому, как космос есть «ограниченный максимум». Иными словами, человек, поскольку он и есть человек, есть Бог не абсолютным образом, а человек есть «человеческий Бог», ибо содержит в самом себе Вселенную ограниченным, человеческим образом. Мотив микрокосма особым образом переплетается с основной религиозной идеей христианства. В традиционном средневековом мышлении спасение означает прежде всего освобождение от бренного, земного мира, то есть возвышение человека над чувственным, земным существованием. Но Н. Кузанский больше не признаёт такого разделения между человеком и природой (природным миром). Если человек, как микрокосм, включает в себя природу всех вещей и явлений, тогда его спасение и возвышение к божественному началу должно включать возвышение и всех вообще вещей, то есть ничто не должно быть изолировано, не отделено или каким-либо образом отвергнуто, поэтому ничто не исключается из этого фундаментального религиозного спасения. Человек не только возвышается к Богу через Иисуса Христа, но и Вселенная искупается в человеке и через него, то есть преодолевается схоластическая пропасть между Богом и человеком, между Богом и всем остальным тварным созданием. Гармония мира находит своё непосредственное воплощение в человеке – величайшем создании божественных творений. Именно человеку суждено познать Бога и созданный Им прекрасный мир. Новая форма построения космологии Н. Кузанского несёт в себе не только исключительно физический смысл, но и естественным образом выражается в интеллектуальной и духовной сферах. Как в космическом порядке не существует абсолютного «выше» и «ниже» и никакое тело не находится ближе или дальше от божественного первоначала источника бытия, таким же образом формируется и новое религиозное отношение, согласующееся с новой формой космологии. Принцип «учёного незнания» ведёт к познанию не только мира как такового, но в своей интенции главным образом к познанию самого Бога. В космологии Н. Кузанского Универсум растворяется в бесконечном множестве бесконечно различных движений, где каждое вращается вокруг своего собственного центра и всё сохраняется вместе как посредством их отношения к общей причине, так и их участием в одном и том же универсальном порядке.

Это же истинно и в духовном бытии, то есть любое духовное бытие имеет свой центр в себе, а его участие в божественном состоит исключительно в этом центрировании, в этой «нерастворимой» индивидуальности. При этом, индивидуальность является не просто неким ограничением, скорее она представляет особую, неповторимую, уникальную ценность, которую невозможно элиминировать или уничтожить. Единое вне бытия можно лишь только охватить, осознать и понять посредством этой уникальной ценности. Согласно представлению Н. Кузанского, теодицея религиозных форм и действий достижима исключительно посредством этой мысли, ибо только благодаря таковой само множество, различие и гетерогенность форм бытия прекращают казаться противоречием единства и универсальности религии, и вместо этого становятся выражением самой универсальности.


ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Николай Кузанский. Соч.: в 2-х т. М., 1979-1980. Т. 1. С. 112. назад
[2] Там же. С. 150. назад
[3] Там же. назад
[4] Там же. назад
[5] Там же. назад

© СМУ, 2006 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ