www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ X

В. А. Баранов
УЧЕНИЕ О ДУШЕ-МЕДИАТОРЕ
ПЛАТОНОВСКОГО «ТИМЕЯ»
В ПАТРИОТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ

Мы проследим, по необходимости крагко, как одна из важнейших идей платоновского «Тимея» — понятие о душе-медиаторе пунктирной линией прошла через богословские дебаты христианской эпохи вплоть до иконоборческих споров в Византии XIII-IX вв.

Трехчастность христологической схемы иконоборцев (двойная человеческая природа и природа божественная) подчеркивается во фрагменте «Исследований», богословских трактатах, написанных в приготовлении к иконоборческому Собору в Иерии (754 г.) иконоборческим императором Константином Копронимом. В «Определении» Собора особая роль души-медиатора Христа настоятельно подчеркивается — скрытая цитата из Григория Богослова о душе-медиаторе между божественной природой Логоса и грубостью материального тела Христа использована дважды в сравнительно небольшом тексте.

Эта христологическая схема объясняет уничижительный эпитет, которым иконоборцы наградили священные изображения: иконы, согласно иконоборцам, «бездушны». Действительно, иконопочитатели поклоняются на иконах лишь материальной составляющей Христа — чертам его тела — в то время как душа Христа, медиатор между Его телом и Божеством на иконе отсутствует. В результате иконопочитатели сливают человеческую и божественную природы воедино либо отделяют их друг от друга, поскольку именно душа в иконоборческой христологии объединяет плоть и божество, в то же время позволяя сохранить их индивидуальные характеристики.

Подобным образом, иконопочитатели ни в чем не отличаются от язычников, поклоняющимся неодушевленным идолам, поскольку икона не воспроизводит душу Христа, и остается лишь неодушевленным куском дерева. Такая позиция иконоборцев устанавливает богословский контекст для применения Второй Заповеди к запрещению икон, что особенно часто встречается в текстах первого периода иконоборчества.

Для определения происхождения этого учения, нам необходимо обратиться к «Тимею» Платона. Согласно «Тимею», одному из основных источников для антропологии христианского платонизма, без посредства души, ум не может соединиться с телом. Это учение было включено в специфически христианский богословский контекст благодаря Оригену. Последователи Оригена, особенно Евагрий Понтийский и Дидим Слепец, развившие и систематизировавшие наследие александрийского богослова, также используют это учение, причем из простой платоновской триады «ум—душа—тело» постепенно возникает целая «цепь» сущностей, начинающаяся божественным Логосом, присоединенным к предсуществующему уму-медиатору («Христос» у Дидима и Евагрия), который в свою очередь присоединен к душе Христа, соединенной с материальным телом посредством тонкого световидного тела.


Баранов Владимир Александрович - аспирант Центрально-Европейского Университета (Будапешт - Новосибирск)

© СМУ, 2007 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ