www.PLATO.spbu.ru
Главная страница проекта

 

 

 
О НАС

АКАДЕМИИ

КОНФЕРЕНЦИИ

ЛЕТНИЕ ШКОЛЫ

НАУЧНЫЕ ПРОЕКТЫ

ДИССЕРТАЦИИ

ТЕКСТЫ
ПЛАТОНИКОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ
ПО ПЛАТОНИЗМУ

ПАРТНЕРЫ

ИНТЕРНЕТ- РЕСУРСЫ

 

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ

УНИВЕРСУМ ПЛАТОНОВСКОЙ МЫСЛИ V

О. И. Ставцева
ТЕМА ВРЕМЕНИ У ПЛАТОНА И КЬЕРКЕГОРА:
«ВДРУГ» И «МГНОВЕНЬЕ»

Несомненно, что философское осмысление времени во многом ведет свою традицию от Платона: все последующие концепции времени так или иначе находятся в общем контексте с Платоном, либо отсылают к нему. Безусловно, что кьеркегоровские размышления о времени также не являются исключением, однако у Кьеркегора эта тема имеет особую специфику, приводящую в итоге к существенному отличию его трактовки времени от платоновской.

Важнейшей для Кьеркегора является проблема соотношения вечности и временного, составляющая смысл его философии. Для прояснения этого отношения Кьеркегор применяет понятие «мгновенье». Его он использует для выражения движения, качественного прыжка, который не может долго длиться и случается вдруг. Вслед за Платоном и пифагорейцами, Кьеркегор определяет мгновенье как «несущее при определенном времени», to meon to kenon, хотя и считает платоновское понимание мгновенья абстрактным, противопоставляя его христианскому.[1] В результате развернутого комментария к платоновскому диалогу «Парменид» становятся проясненными два пункта: как важна греческая философия для кьеркегоровской концепции; и что греческое мышление неизбежно преодолевается христианской точкой зрения. По мнению Кьеркегора, античность понимала мгновенье как «беззвучную атомистическую абстракцию», как нечто внезапное, невидимое потому, что в античности отсутствовало понятие духа, а время и вечность понимались абстрактно. [2] Из этого следует, что основным определением времени для греков было прошлое, и вечное значит для них прошлое, они живут, обращенные назад, к прошлому, и посредником между настоящим и прошлым является для них припоминание. Кьеркегор критикует такую позицию, пользуясь христианским понятием «полнота времен», в котором мгновенье указывает на вечность. Кьеркегор использует понятие «мгновенье» для того, чтобы указать вперед, в будущее, и одновременно для того, чтобы указать на то, что будущее (вечное) может прийти во время, воплотиться в нем: «Мгновенье — эта та двузначность, в которой время и вечность касаются друг друга, и вместе с этим полагается понятие временности, в которой время снова и снова разделяет вечность, а вечность снова и снова пронизывает собою время». [3]

Понятие «мгновенье» Кьеркегор заимствует из платоновского диалога «Парменид», где оно описывается следующим образом: «Это "вдруг", видимо, означает нечто такое, начиная с чего происходит изменение в ту или другую сторону. В самом деле, изменение не начинается с покоя, пока это покой, ни с движения, пока продолжается движение; однако это странное по своей природе "вдруг" лежит между движением и покоем, находясь совершенно вне времени; но в направлении к нему и исходя от него изменяется движущееся, переходя к покою, и покоящееся, переходя к движению». [4] Кьеркегор определяет мгновенье как несуществующее, подведенное под определение времени. Платон показывает, что мгновенье связано с переходом, — от движения к покою, от Уже-не к Еще-не, от единого ко многому, от подобия к различию, и наоборот. Но Кьеркегор отмечает, что у Платона мгновенье, момент «вдруг» понимается абстрактно и остается загадкой, вносящей замешательство во владения разума. Здесь мы можем согласиться с утверждением немецкого исследователя В. Анца о том, что момент «вдруг» не может быть мыслим, хотя он и существует, если само время мыслится как последовательность моментов, как отсутствие вечности. По мнению Кьеркегора, бессилие Платона в осмыслении природы времени как раз и проистекает из такого его понимания, поскольку в этом случае невозможно выделить ни одного устойчивого момента настоящего, т.е. разорвать бесконечную череду прошлых моментов, подлинное же осмысление времени, как полагает Кьеркегор, возможно только в случае приостановления непрерывного протекания, т.е. в выделении дискретности, в которой синтезируются настоящее, прошлое и будущее, иными словами, имеет место временность. Именно это имеет в виду Кьеркегор, говоря: «время и вечность касаются друг друга — это происходит во времени, это происходит в мгновенье». Благодаря совмещению вечного и временного для человека становится действительной временность его существования.

Безусловно, нельзя не учитывать то, что для греческого понимания времени тема будущего или вечного, столь существенная для христианского мировоззрения, является внешней. Поскольку Кьеркегор уже находится в ситуации совмещения иудейской религиозной традиции, как источника христианства, и греческого философствования. В этом состоит не только специфика кьеркегоровского понимания времени и его спора с Платоном, но и более широко, — различие в исходных предпосылках греческого и христианского мировоззрений. Поэтому тема временности как фундаментальной характеристики человеческого существования, в которой объединяются, синтезируются прошлое, настоящее и будущее, объективно может возникнуть только перед Кьеркегором, а не перед Платоном. Кьеркегор отмечает, что только христианство сделало отчетливым понимание мгновенья, поскольку только в христианском мировоззрении вечность во всей своей полноте представлена в мгновении, что отчетливо выражено в понятии духа, отсутствующего в греческой философии.

Итак, Кьеркегор приходит к определению мгновенья как атома вечности, связывая его с важным для своей философии понятием страха. Страх, подобно мгновенью, представляет собой момент, делающий для человека его собственное существование жизненно важным. Можно даже сказать, что это момент обретения индивидуальности. Вечность, по мнению Кьеркегора, может стать действительной для конечного существа лишь как момент его собственного одухотворения, т.е как переживание страха и проявляющейся в нем временности существования.

Таким образом, в споре с Платоном Кьеркегор выявляет, что мгновенье это не просто момент протекания времени, а скорее точка «первоистока времени», в которой во всей своей полноте присутствует вечность, причем не как онтологическое качество вселенной, но как жизненно важное для человека переживание.


Ставцева О. И. — аспирантка кафедры современной зарубежной философии философского ф-та СПбГУ

ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Кьеркегор С. Понятие страха// Страх и трепет. М., 1993. С.179. назад
[2] Там же. С. 183. назад
[3] Там же. С. 184. назад
[4] Платон. Парменид// Соч. В Зт. М., 1970. T. 2. С.458, 155е-157в. назад

© СМУ, 2007 г.

НАЗАД К СОДЕРЖАНИЮ